Биг Куш Отзывы об очередном разводе на Big-kush.ru

ТОП-2 лучших брокера бинарных опционов в 2020 году:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    № 1 в рейтинге! Гарантия честности, высокий доход! Хороший выбор для начинающих. Бонус за регистрацию счета!

  • ФИНМАКС
    ФИНМАКС

    Разнообразные торговые инструменты для опытных трейдеров!

Независимый форум онлайн трейдеров

  • Рейтинг бинарных брокеров
  • Рейтинг Форекс Брокеров
  • Рейтинг криптовалютных бирж

Осторожно Мошенники

Права доступа

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

«Пэлас» готов купить Чалова, чтобы удержать Ходжсона на посту тренера (Daily Star)

«Кристал Пэлас» по-прежнему интересуется форвардом ЦСКА Федором Чаловым. Лондонцы готовы приобрести россиянина по окончании сезона, чтобы удержать Роя Ходжсона на посту главного тренера, сообщает Daily Star. Контракт 72-летнего специалиста с клубом .

«Кристал Пэлас» готов купить Чалова за 15 млн евро Английский клуб «Кристал Пэлас», выступающий в АПЛ, заинтересован в приобретении нападающего московского ЦСКА Федора Чалова. Англичане готовы заплати.

«Кристал Пэлас» летом предпримет попытку купить Чалова Лондонский «Кристал Пэлас» летом предпримет очередную попытку купить нападающего московского ЦСКА и молодежной сборной России Федора Чалова. Об этом .

«Челси» и «Вест Хэм» отказались платить 25 млн фунтов за Чалова (Daily Star) Нападающий Федор Чалов, скорее всего, не покинет ЦСКА в зимнее трансферное окно, сообщает Daily Star.

Нобель Арустамян: «Кристал Пэлас» готов предложить 20 миллионов фунтов за Чалова» Комментатор «Матч ТВ» Нобель Арустамян заявил, что «Кристалл Пэлас» не оставляет попыток приобрести форварда ЦСКА Федора Чалова.

«Ливерпуль» готов купить Фёдора Чалова за 20 млн фунтов Молодой нападающий проявил себя в прошлом сезоне в Российской премьер-лиге: Чалов стал лучшим бомбардиром, забив 15 мячей и сделав 7 голевых передач.

Наталия Гончарова: «Нам понравилось работать с Бузато. Обратимся к главе ВФВ, чтобы сохранить Серджио на посту главного тренера» Российские волейболистки хотят, чтобы итальянский специалист Серджио Бузато остался на посту главного тренера женской сборной. Об этом на пресс-конфе.

СМИ: «Кристал Пэлас» летом поборется за Чалова «Кристал Пэлас» в летнее трансферное окно вновь попытается приобрести нападающего ЦСКА Федора Чалова.

Рейтинг надежных брокеров бинарных опционов с русским языком:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    № 1 в рейтинге! Гарантия честности, высокий доход! Хороший выбор для начинающих. Бонус за регистрацию счета!

  • ФИНМАКС
    ФИНМАКС

    Разнообразные торговые инструменты для опытных трейдеров!

Sky Sports: «Кристал Пэлас» предложил за Чалова 23 млн фунтов «Кристал Пэлас» работает над трансфером нападающего ЦСКА Федора Чалова. Клуб из Лондона сделал новое предложение – 23 миллиона фунтов за 21-летнего ф.

СМИ: ЦСКА отказался отпустить Чалова в «Кристал Пэлас» Нападающий ЦСКА Федор Чалов, скорее всего, не перейдет в «Кристал Пэлас» в летнее трансферное окно.

ЦСКА отказался продавать Чалова в «Кристалл Пэлас» Московский ЦСКА отказался продавать нападающего Федора Чалова в английский «Кристалл Пэлас» за 28 миллионов долларов. О том, что предложение о покупк.

«Манчестер Сити» готов продать Отаменди и Мангаля, чтобы купить Магуайра «Манчестер Сити» вынужден будет продать двух защитников, чтобы выиграть у «Манчестер Юнайтед» гонку за Харри Магуайра.

ЦСКА отказался продать Чалова в «Кристал Пэлас» за 15 млн евро Московский футбольный ЦСКА отклонил предложение лондонского клуба «Кристал Пэлас» о покупке российского нападающего Федорва Чалова за 15 миллионов ев.

«Чемпионат»: «Кристал Пэлас» предложит ЦСКА 15 млн евро за Чалова Нападающий ЦСКА Федор Чалов может продолжить карьеру в «Кристал Пэлас», сообщает «Чемпионат». Английский клуб оценивает игрока в 15 млн евро и готови.

ЦСКА отказался продавать Чалова «Кристал Пэлас» за 14 млн фунтов Нападающий ЦСКА Федор Чалов может не перейти в «Кристал Пэлас». Московский клуб отклонил предложение по 21-летнему игроку сборной России в размере 14.

Sky Sports: «Кристал Пэлас» предложил около 14 млн фунтов за Чалова Нападающий ЦСКА Федор Чалов может продолжить карьеру в Англии. По информации Sky Sports, «Кристал Пэлас» предложил за 21-летнего форварда сумму окол.

Агент Чалова прокомментировал информацию о предложении «Кристал Пэлас» Агент нападающего ЦСКА Федора Чалова Шандор Варга прокомментировал информацию о возможном переходе игрока в «Кристал Пэлас».

«Милан» готов продать Андре Силву и Кутроне, чтобы купить Анхеля Корреа Полузащитник «Атлетико» Анхель Корреа по-прежнему интересен «Милану». «Россонери» уверены, что им удастся приобрести 24-летнего аргентинца, чей транс.

«Пэлас» справился без Чалова, во Флоренции VAR бесполезен, за Слуцкого сыграл соперник В Европе возобновились все главные чемпионаты. Рассказываем о самых любопытных событиях прошедших выходных.

Руководство ЦСКА отказалось продавать Чалова в «Кристал Пэлас» за 25 миллионов евро ЦСКА не хочет расставаться со своим основным форвардом Федором Чаловым в это трансферное окно. Клуб отверг предложение от английского «Кристал Пэлас».

Характер и потенциал есть, удержать бы тренера Sport Arena – о выступлении сборной Украины на чемпионате Европы по волейболу и перспективах команды. Запись Характер и потенциал есть, удержать бы т.

СМИ: «Челси» может купить Чалова в зимнее трансферное окно Лондонский «Челси» может купить нападающего ЦСКА Федора Чалова в зимнее трансферное окно, если сорвется трансфер форварда «ПСЖ» Эдинсона Кавани.

Английский клуб захотел купить Чалова у ЦСКА за 25 млн евро Английский футбольный клуб «Кристал Пэлас» планирует предложить московскому ЦСКА 25 млн евро за нападающего Федора Чалова, сообщает «Чемпионат».

Гончаренко заявил, что ЦСКА готов отпустить Чалова Главный тренер ЦСКА Виктор Гончаренко сообщил, что армейцы отпустят нападающего Федора Чалова, если у футболиста появится подходящий вариант для прод.

ЦСКА готов продать Чалова за 30 миллионов евро Футбольный клуб английской премьер-лиги «Кристал Пэлас» не оставляет попыток приобрести нападающего московского ЦСКА Федора Чалова. Представители АПЛ.

Лэмпард – главный кандидат на замену Сарри в «Челси». «Дерби» хочет удержать тренера Главный тренер «Дерби» Фрэнк Лэмпард может возглавить «Челси». Лондонский клуб определил 40-летнего специалиста в качестве главного кандидата на заме.

Бенитес сменит Сарри на посту тренера «Челси» Главный тренер английского «Ньюкасла» Рафаэль Бенитес рассматривается в качестве одного из кандидатов на пост наставника лондонского «Челси», который.

Бердников сменил Пархоменко на посту тренера «Кузни» Новокузнецкий «Металлург» принял отставку Дмитрия Пархоменко с поста главного тренера команды после матча ВХЛ с «Горняком» (1:3). На должность исполн.

Кудашов сменил Воробьева на посту главного тренера СКА Новый главный тренер сборной России Алексей Кудашов официально возглавил СКА. 47-летний сециалист в прошедшем сезоне работал в тренерском штабе Ильи .

«Фиорентина» оставила Монтеллу на посту главного тренера Винченцо Монтелла продолжит работу на посту главного тренера «Фиорентины». Итальянец вернулся в команду в апреле, но в восьми матчах не одержал ни од.

Карпин останется на посту главного тренера «Ростова» Президент «Ростова» Арташес Арутюнянц заявил о том, что Валерий Карпин продолжит тренировать команду в следующем сезоне.

Трефилов останется на посту главного тренера «Кубани» Тренер Евгений Трефилов продолжит работу в краснодарском клубе «Кубань», несмотря на то, что по состоянию здоровья покинул пост наставника женской сб.

Betting Insider: ЦСКА может купить Шомуродова вместо Чалова. «Ростов» пока не намерен продавать игрока По информации Betting Insider из источников, близких к клубу, ЦСКА рассматривает вариант приобретения форварда Эльдора Шомуродова из «Ростова» в случ.

Шахтер готов продать Степаненко в Кристал Пэлас — The Sun Горняки не станут препятствовать переезду полузащитника сборной Украины на Туманный Альбион. Запись Шахтер готов продать Степаненко в Кристал Пэлас &.

Daily Star: Ливан получил ордер от Интерпола на арест Карлоса Гона Международный ордер на арест бывшего главы автомобильного альянса Renault — Nissan — Mitsubishi Карлоса Гона был направлен от Интерпола в ливанские с.

«Торпедо» выиграло в 1-м матче Игнашевича на посту главного тренера Сергей Игнашевич одержал победу в первом матче в самостоятельной тренерской карьере. В 1-м туре Олимп-ФНЛ команда 39-летнего специалиста, московское .

Морено сменил Энрике на посту тренера сборной Испании Луис Энрике покинул пост главного тренера сборной Испании. 49-летний специалист пропустил три последних матча по семейным обстоятельствам, командой р.

ДеБур сменил Галлана на посту главного тренера «Вегаса» Пресс-служба «Вегаса» объявила об отставке с поста главного тренера команды Жерара Галлана.

Воробьев сменил Яндача на посту главного тренера «Металлурга» Руководство хоккейного клуба «Металлург» (Магнитогорск) отправило в отставку главного тренера команды Йозефа Яндача. Это решение было принято после п.

Гвардиола назвал приемника на посту главного тренера «Ман Сити» Главный тренер английского «Манчестер Сити» Хосеп Гвардиола рассказал, кто в будущем сможет заменить его на посту наставника, передает «Би-би-си». П.

Гвардиола может сменить Тухеля на посту главного тренера «ПСЖ» Наставник «Манчестер Сити» является главным кандидатом на пост главного тренера «ПСЖ», который на данный момент занимает Томас Тухель.

Гвардиола назвал преемника на посту главного тренера «Ман Сити» Главный тренер английского «Манчестер Сити» Хосеп Гвардиола рассказал, кто в будущем сможет заменить его на посту наставника, передает «Би-би-си». П.

Валерий Карпин останется на посту главного тренера ФК «Ростов» Главным тренером ФК «Ростов» в новом сезоне останется Валерий Карпин. Об этом сообщает пресс-служба футбольного клуба. Договор Валерия Карпина с футб.

Евдокимов сменил Черышева на посту тренера «Нижнего Новгорода» Роберт Евдокимов возглавил «Нижний Новгород», сменив на этом посту Дмитрия Черышева. «Прошедший сезон показал, что перемены в «Нижнем Новгороде» необ.

СМИ узнали, кто сменит Вальверде на посту главного тренера «Барселоны» Руководство «Барселоны» уже определилось, кто станет сменщиком Эрнесто Вальверде на посту главного тренера команды.

Наполи готов предложить Кристал Пэлас 60 млн евро за Заха Неаполитанцы включились в борьбу за ивуарийца. Запись Наполи готов предложить Кристал Пэлас 60 млн евро за Заха впервые появилась SPORTARENA.com.

«ПСЖ» готов заплатить «Кристал Пэлас» 100 миллионов фунтов за переход Заа «ПСЖ» направит делегацию в Лондон для переговоров по трансферу нападающего «Кристал Пэлас» Уилфрида Заа.

Хави выиграл первый трофей в карьере на посту главного тренера Для этого легенде Барселоны понадобилось всего три матча. Запись Хави выиграл первый трофей в карьере на посту главного тренера впервые появилась.

Лэмпард выиграл первый матч в АПЛ на посту главного тренера «Челси» В матче 3-го тура чемпионата Англии «Челси» в гостях выиграл у «Норвича» (3:2). Это первая победа лондонцев в нынешнем сезоне во всех турнирах. Ранее.

Рёбер: Тедеско придется непросто на посту главного тренера «Спартака» Бывший главный тренер «Сатурна» считает, что немецкому специалисту должен помочь освоиться Андре Шюррле.

Блан может сменить Жардима на посту главного тренера ФК «Монако» Нынешний тренер команды Леонарду Жардим может быть отправлен в отставку, если клуб в ближайшем матче не сумеет обыграть «Лилль».

Дункан Фергюсон дебютировал на посту тренера «Эвертона» с победы над «Челси» В английской премьер-лиге матчем в Ливерпуле между «Эвертоном» и «Челси» начался 16 тур. «Эвертон», проводивший первую встречу под руководством своег.

Лэмпард одержал первую победу на посту главного тренера «Челси» «Челси» в товарищеском матче с разгромным счетом обыграл ирландскую команду «Сент-Патрикс Атлетик». Встреча прошла в Дублине. Для Лэмпарда эта победа.

Кудашов сменит Воробьева на посту главного тренера сборной России Алексей Кудашов станет новым главным тренером сборной России по хоккею, сменив на этом посту Илью Воробьева, сообщает ТАСС со ссылкой на источник, зн.

Галактионов может заменить Хохлова на посту главного тренера «Динамо» Московское «Динамо» проиграло на своем поле новичку российской премьер-лиги «Сочи» с результатом 2:3. Это поражение стало для динамовцев четвертым в .

Гаттузо может сменить Индзаги на посту главного тренера Лацио Руководство римлян недовольно стартом команды в текущем сезоне. Запись Гаттузо может сменить Индзаги на посту главного тренера Лацио впервые появилас.

Гвардиола видит своим преемником Артету на посту тренера Ман Сити Испанцы работают вместе с 2020 года. Запись Гвардиола видит своим преемником Артету на посту тренера Ман Сити впервые появилась SPORTARENA.com.

Флик останется на посту главного тренера «Баварии» минимум до Рождества Председатель совета директоров «Баварии» Карл-Хайнц Румменигге сообщил, что Ханс-Дитер Флик остается главным тренером команды. «В субботу мы вместе с.

Коку может заменить Лампарда на посту тренера Дерби Каунти Бараны уже ищут нового наставника. Запись Коку может заменить Лампарда на посту тренера Дерби Каунти впервые появилась SPORTARENA.com.

Спалетти может сменить Жардима на посту главного тренера Монако Монегаски выдали разочаровывающий старт сезона. Запись Спалетти может сменить Жардима на посту главного тренера Монако впервые появилась SPORTAR.

Новиков утвержден на посту главного тренера «Динамо». Контракт – до конца сезона Кирилл Новиков продолжит работать в «Динамо» в качестве главного тренера. «Динамо» заключило новый трудовой договор с Новиковым до конца текущего сез.

Марадона станцевал в раздевалке в честь первой победы на посту тренера «Химнасии» «Химнасия Ла-Плата» в 9-м туре чемпионата Аргентины обыграла на выезде «Годой Крус» (4:2). Это первая победа клуба при главном тренере Диего Марадоне.

Михаил Головков: Кравец продолжит работу на посту главного тренера «Витязя» Президент «Витязя» Михаил Головков сообщил, что главный тренер подмосковного клуба Михаил Кравец продолжит свою работу с командой.

Джампаоло на посту главного тренера Милана проработал 111 дней — это антирекорд клуба Специалист был назначен на должность лишь 19 июня. Запись Джампаоло на посту главного тренера Милана проработал 111 дней — это антирекорд клуба.

Белозеров сменит Хованцева на посту старшего тренера мужской сборной России Сергей Белозеров сменит Анатолия Хованцева на посту старшего тренера мужской сборной России по биатлону. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на Союз би.

Дешам провел 100 матчей на посту тренера сборной Франции и одержал 65-ю победу Сборная Франции обыграла Албанию (2:0) в квалификации Евро-2020. Дидье Дешам провел 100-й матч на посту главного тренера «трехцветных» и одержал 65-ю.

Сергей Елевич: «Римас Куртинайтис заслуживает остаться на посту главного тренера «Химок» Бывший главный тренер сборной России Сергей Елевич считает Римас Куртинайтис своей работой заслужил право остаться на посту главного тренера «Химок» .

Ничья Челси против Лестера в первом домашнем матче Лампарда на посту тренера На Стэмфорд Бридж в рамках второго тура АПЛ команды расписали ничью со счетом 1:1. Запись Ничья Челси против Лестера в первом домашнем матче Лам.

Sport24.ru: Борис Миронов может сменить Немировски на посту главного тренера «Торпедо» В «Торпедо» могут произойти кадровые перестановки. Изменения затронут позиции генерального менеджера и главного тренера, сообщает Sport24.ru. После п.

Испанец Мартин сменил Трефилова на посту главного тренера женской сборной России Испанский специалист Амброс Мартин сменил Евгения Трефилова на посту главного тренера женской сборной России по гандболу.

Перес считает, что Алонсо смог бы заменить Зидана на посту главного тренера «Реала» Президент «Реала» Флорентино Перес рассматривает кандидатуру Хаби Алонсо как альтернативу действующему главному тренеру команды Зинедину Зидану.

Новиков обозначил свои задачи на посту исполняющего обязанности главного тренера «Динамо» Исполняющий обязанности главного тренера «Динамо» Кирилл Новиков прокомментировал назначение на этот пост.

Андрей Кириленко: «Сергей Базаревич останется на посту главного тренера сборной России» Президент РФБ Андрей Кириленко заявил, что главный тренер сборной России Сергей Базаревич продолжит работу на своем посту после чемпионата мира по ба.

Пеп Гвардиола: «Почти уверен, что Артета сменит меня на посту главного тренера «Ман Сити» Главный тренер «Манчестер Сити» Пеп Гвардиола поделился мнением о своем помощнике Микеле Артете. «Почти уверен, что он меня сменит [на посту главног.

Дешам в игре с Албанией провел свой 100-й матч на посту тренера сборной Франции Он успел выиграть чемпионат мира и выйти в финал чемпионата Европы. Запись Дешам в игре с Албанией провел свой 100-й матч на посту тренера сборной Фр.

Бобарико сменил Чистякова на посту главного тренера женской сборной России по хоккею Министерство спорта признало удовлетворительным выступление женской сборной России в минувшем сезоне.

Эвертон был готов отдать за Заха 70 млн фунтов и двух игроков. Кристал Пэлас отказался В Лондоне не хотят рассматривать предложения ниже 80 миллионов. Запись Эвертон был готов отдать за Заха 70 млн фунтов и двух игроков. Кристал Пэл.

Быков: Кудашову нужно многое доказать на посту главного тренера сборной России по хоккею В среду было официально объявлено о назначении Алексея Кудашова на пост главного тренера сборной России.

Тото Вольфф: «Мы придержали Боттаса, чтобы удержать позади Албона» Исполнительный директор «Мерседеса» Тото Вольфф объяснил, зачем команда попросила Валттери Боттаса замедлиться по ходу Гран-при Сингапура – из-за чег.

Еще один брак на грани? Бородина забеременела, чтобы удержать Омарова Бизнесмен даже не согласился на романтическое путешествие, позвав в поездку в Турцию друзей. Хотя Ксения Бородина никогда не выставляла проблем личн.

Игорь Гамула: Надо быть полным идиотом, чтобы осознанно вычеркнуть Чалова 6 сентября национальная команда сыграет со сборной Шотландии в рамках квалификации Евро-2020, а через три дня встретится со сборной Казахстана.

Один шанс спасти семью: Асмус забеременела, чтобы удержать Харламова После скандала с «Текстом» Кристина скрывает круглеющий живот. Семья резидента Comedy Club Гарика Харламова и актрисы Кристины Асмус переживает не лу.

Владимир Габулов: «Готов продолжить работу на посту президента «Алании» Президент «Алании» Владимир Габулов прокомментировал информацию о возможном уходе с занимаемой должности в клубе. «Хочу прояснить ситуацию вокруг наш.

Игорь Гамула: «Надо быть полным идиотом, чтобы осознанно вычеркнуть для себя Чалова» Менеджер-селекционер «Ростова» Игорь Гамула прокомментировал решение главного тренера сборной России Станислава Черчесова не включать форварда ЦСКА Ф.

Гвардиола: «Хотел, чтобы действовали против Кристал Пэлас безжалостно» Специалист доволен исходом встречи. Запись Гвардиола: «Хотел, чтобы действовали против Кристал Пэлас безжалостно» впервые появилась SPORTAR.

Под сердцем долгожданный мальчик. Орбакайте пошла на риск для жизни, чтобы удержать мужа в семье? Певица была на гране развода, однако сейчас любимый супруг «сдувает с неё пылинки». Осенью 2020 года в СМИ со скоростью света разлетелась.

Александр Крылов: «Авангард» сделал все, чтобы удержать Михеева. Если в НХЛ что-то не получится, с удовольствием ждем его назад» Председатель совета директоров «Авангарда» Александр Крылов прокомментировал переход нападающего Ильи Михеева в «Торонто». «Мы были очень довольны Ил.

Колосков про общий фонд клубов: «Идея хорошая, чтобы в трудной ситуации удержать команды на плаву» Почетный президент РФС Вячеслав Колосков высказал мнением о создании единого фонда финансирования клубов, которую поддержал президент России Владимир.

Три игрока «Арсенала» приходили к Джаке домой после игры с «Кристал Пэлас», чтобы поддержать его Три игрока «Арсенала» приходили домой к капитану команды Граниту Джаке после матча 10-го тура АПЛ против «Кристал Пэлас» (2:2), сообщает The Athletic.

ЕС работает над тем, чтобы европейский кандидат сменил Лагард на посту главы МВФ Европейский союз хочет, чтобы во главе Международного валютного фонда был назначен европейский кандидат на замену Кристине Лагард, заявил в понедельн.

Китай готов купить американскую агропродукцию Власти Китая планируют осуществить закупки американской сельхозпродукции. Предложение прозвучало во время переговоров китайской стороны с торговыми п.

«Краснодар» готов купить у «Рубина» защитника Сорокина Егор Сорокин, игрок оборонительной линии казанского «Рубина», может стать футболистом другого клуба премьер-лиги – «Краснодара», и при этом остаться .

Сбербанк готов купить долю в Mail.ru Group Необязывающее соглашение Сбербанк подписал с Газпромбанком – о приобретении доли в «МФ технологиях», акционере Mail.ru Group. Сделку банки хотят закр.

BUZTeam против Black Star? Бузова поддержала L`One, чтобы «уничтожить» Тимати Споткнувшись об требовательного исполнителя, Тимати и не думал о конфликте с «малополовинщицей». С каждым днём всё больше подводных камней в деле ухо.

«Спартак» готов купить опорника «Славии» Крала за 7 млн евро По информации Betting Insider из источников, близких к клубу, «Спартак» активно ищет игрока на позицию опорного полузащитника после срыва трансфера х.

Prosport.ro: «Зенит» готов купить хавбека «Уфы» Карпа за 3 млн евро Полузащитник «Уфы» Кэтэлин Карп заинтересовал «Зенит», утверждает Prosport.ro. Клуб из Санкт-Петербурга рассматривает 25-летнего игрока сборной Молдо.

«Ушел с Black Star, чтобы поиграть»: Крида-стримера унизили позорным клипом Егор поставил «клеймо» на карьере артиста и обрек себя на насмешки. Настоящим шоком для поклонников Крида стала новость о его уходе из Black Star. Од.

«Интер» готов купить Ракитича у «Барсы» за 38 млн евро в январе (El Desmarque) Полузащитник «Барселоны» Иван Ракитич может продолжить карьеру в «Интере». По информации El Desmarque, миланский клуб готов предложить в январе за хо.

Эрдоган готов купить российские самолеты, которые ему показывал Путин Президент Турции Тайип Эрдоган заинтересовался российскими истребителями после того, как США исключили страну из программы по созданию F-35 Фото: Офи.

«Челси» готов купить защитника «Ниццы» Атталя за 35 млн фунтов в январе Защитник «Ниццы» и сборной Алжира Юсеф Атталь может продолжить карьеру в «Челси». По информации Daily Mail, лондонцы готовы заплатить за 23-летнего ф.

«Реал» готов купить Мбаппе за 300 млн евро. «ПСЖ» хочет платить ему на уровне Неймара Нападающий «ПСЖ» Килиан Мбаппе стал приоритетной трансферной целью мадридского «Реала» следующим летом.

Егор Яковлев: «Гусев готов к НХЛ, но у тренера «Нью-Джерси» странные требования. Проблемы не исключены» Защитник «Магнитки» Егор Яковлев, в прошлом сезоне выступавший за «Нью-Джерси», поделился мнением о перспективах Никиты Гусева в «Девилс». «То, что о.

Толстой в Юте: как я десять лет ждал, чтобы досмотреть «Войну и мир» (The Daily Californian, США) В начале июня Тихоокеанский киноархив показал четырехсерийную эпопею «Война и мир» Сергея Бондарчука. Автор статьи, побывав на просмотре, вспоминает .

Спорный пакет акций из дела Baring Vostok готов купить американский фонд Спорный пакет акций компании International Financial Technology Group (IFTG), которые находятся на балансе банка «Восточный», готов купить американск.

Il Messaggero: Louis Vuitton готов купить «Милан» за 1 млрд евро весной 2020 года Французский бизнесмен Бернар Арно и глава Louis Vuitton Moët Hennessy может стать новым владельцем «Милана». По информации Il Messaggero, предпринима.

Мейвезер готов купить Ньюкасл. Ранее клуб АПЛ хотел приобрести принц Саудовской Аравии Нынешний владелец оценивает клуб в 340 миллионов фунтов. Запись Мейвезер готов купить Ньюкасл. Ранее клуб АПЛ хотел приобрести принц Саудовской Арави.

Портленд отчислил Пау Газоля, чтобы предложить ему должность тренера Испанец может в новой роли попробовать себя в Портленде. Запись Портленд отчислил Пау Газоля, чтобы предложить ему должность тренера впервые появилас.

Президент «Реала» взял кредит, чтобы купить у «ПСЖ» Неймара Президент «Реала» Флорентино Перес договорился с банком о кредите, чтобы оформить переход бразильского нападающего «ПСЖ».

Россиянин выплатил чужой долг, чтобы купить квартиру У хозяйки квартиры были долги по ЖКХ, налогам и уголовный штраф. Также женщина не платила алименты на содержание 5-летней дочери, живущей в детдоме, .

«Реал Мадрид» взял кредит, чтобы купить Неймара Президент испанского футбольного клуба «Реал Мадрид» Флорентино Перес оформил крупный заём, чтобы любой ценой добиться перехода бразильца Неймара, вы.

Сколько нужно копить, чтобы купить автомобиль — исследование Во втором квартале 2020 года, для того, чтобы накопить на автомобиль, уходило в среднем 10 месяцев вместо 11 месяцев годом ранее, выяснили аналитики .

Миллениалы продают личные вещи, чтобы купить жилье Фото: iStockФинансовая компания Bankrate провела опрос среди миллениалов и выяснила, на что они готовы пойти ради покупки собственного жиль.

Эдмар: «Хочу попробовать себя в качестве тренера, чтобы понять, мое ли это» Натурализованный украинец вернулся в харьковский клуб. Запись Эдмар: «Хочу попробовать себя в качестве тренера, чтобы понять, мое ли это&#1.

Глава Кировского округа пришел на почту, чтобы купить лотерею Во время открытия нового отделения в Старом Кировске Андрей Горбачев повел себя весьма неожиданно. Он через электронную очередь купил лотерею.

Петербуржец выплатил 400 тыс. рублей чужого долга, чтобы купить квартиру Петербуржец заплатил судебным приставам около 400 тысяч рублей в счет погашения долга владелицы недвижимости с целью приобретения квартиры. Об этом с.

Какой бизнес-седан купить, чтобы потом выгодно продать. Топ-5 «Купить, чтобы продать» звучит бредовенько, но показатели остаточной стоимости и ликвидности при выборе автомобиля для многих имеют решающее значение.

Омич весь июнь воровал из магазинов, чтобы купить девушке 35 роз По словам молодого человека, свой самый большой куш – 40 тысяч рублей – он потратил на безделушки. Теперь парень может сесть на 5 лет.

Фаткулина продает машину, чтобы помочь мужу купить стадион Российская конькобежка получила автомобиль за победу в альтернативных соревнованиях для спортсменов, не допущенных на ОИ-2020.

Шура продает свои зубы, чтобы купить квартиру — фото Поп-исполнитель Шура (настоящее имя Александр Медведев) отнюдь не унывает, несмотря на череду неприятностей в жизни. Певец разместил в Instagram фото.

В Кургане задержан рецидивист, укравший у пенсионерки 500 рублей, чтобы купить спиртное В Кургане по подозрению в краже у 74-летней пенсионерки 500 рублей на покупку алкоголя задержан 39-летний ранее судимый житель города. По факту совер.

«Реал» может продать Бэйла, Иско и Хамеса, чтобы купить Погба «Реал» по-прежнему намерен приобрести полузащитника «Манчестер Юнайтед» Поля Погба, на которого также претендует «Ювентус». При этом переход француза.

Екатеринбургский спортсмен без рук и ног устроился на работу, чтобы купить снаряжение для Паралимпиады. ВИДЕО Михаил Асташов хочет выступить на Паралимпиаде в двух видах спорта Фото: Михаил Асташов, ВКЧемпион мира по паратриатлону из Екатеринбурга Михаил Аста.

Чтобы купить внедорожник УАЗ, потребуется всего лишь одна месячная зарплата И это сущая правда, хоть и с одной оговоркой: достаточно будет еще одной месячной зарплаты в дополнение к тем, из которых откладывались деньги на при.

Японский миллиардер раздаст $9 млн, чтобы проверить, можно ли купить счастье за деньги Фото: iStockЯпонский миллиардер Юсаку Маэдзава раздает $9 млн своим подписчикам в Twitter. По его словам, это «социальный эксперимент», который выясн.

Журналист Sky Sports о «Реале»: «Чтобы купить Погба, нужно продать Бэйла» Журналист Sky Sports News Каве Солхекол прокомментировал попытку «Реала» приобрести полузащитника «Манчестер Юнайтед» Поля Погба за 27,6 миллиона фун.

Россиянин украл у любовницы шубу и украшения, чтобы купить подарки жене Перед этим он только вышел из мест заключения, и, видимо, теперь опять туда отправится.Читать далее.

Омичи воровали аккумуляторы с машин, чтобы купить бензин для новых краж Подросток мастерски снимал аккумуляторы и вместе с подельником их прятал в лесу. Вырученные деньги шли на покупку бензина для новых краж.

«Он — великий». Шестеркину хватило шести матчей в «Рейнджерс», чтобы удостоится похвалы тренера Отразив 42 из 43 бросков «Лос-Анджелеса», Игорь Шестеркин помог «рейнджерам» победить 4:1 и окончательно задвинул в запас соотечественника Александра.

Райан Гиггз: «Сульшеру нужно время. Дайте ему деньги, чтобы купить игроков» Бывший полузащитник «Манчестер Юнайтед» Райан Гиггз поддержал главного тренера клуба Оле-Гуннара Сульшера. «Манчестер Юнайтед» не хватает креативного.

Фрукт вместо ботокса: чтобы купить «вечную молодость», пензячки стоят в очередях Удивительный продукт можно приобрести в почти в любой продуктовой палатке Российские ученые сделали замечательное открытие. Они проверили гипотезу шв.

От копчёной станет мир светлей: Какую колбасу стоит купить, чтобы улучшить психику Под любой характер найдётся свой сорт. Всего одна палка мясного деликатеса в месяц понижает нагрузки на мозг. Правильный кулинарный подход повысит пр.

«Хочу, чтобы те, с кем что-то подобное случилось, не молчали и не стыдились». Российская биатлонистка — о домогательствах со стороны тренера Российская биатлонистка Анна Моисеева рассказала, как продвигается разбирательство дела о домогательствах к ней со стороны тренера Сергея Тутмина.

Отмазывается за гея: Крид готов с девушками, чтобы не «палиться» Многие уже обсудили в сети фото Егора и полуголой танцовщицы Маши, которым певец анонсировал концерт в Красноярске. По этому поводу шутили, даже фана.

Макгрегор — о поиске недвижимости в Москве: «Хочу купить что-то большое, чтобы тренироваться здесь, жить» Ирландский боец UFC Конор Макгрегор в эфире передачи «Вечерний Ургант» рассказал о своей любви к России и поиске недвижимости в Москве.

Андрей Разин: «У «Северстали» нет денег, чтобы купить Клинкхаммера, как это сделал «Авангард», когда у них «вылетел» Широков» Главный тренер «Северстали» Андрей Разин прокомментировал поражение от «Авангарда» (1:5) в матче чемпионата КХЛ. – Хотелось бы извиниться перед болел.

Андрей Разин: «У «Северстали» нет денег, чтобы купить Клинкхаммера, как это сделал «Авангард», когда у них вылетел Широков» Главный тренер «Северстали» Андрей Разин прокомментировал поражение от «Авангарда» (1:5) в матче чемпионата КХЛ. – Хотелось бы извиниться перед болел.

Александр Степанов: «Назначение Кудашова на пост тренера — это чтобы посмотреть «авось получится». До Олимпиады время еще есть» Экс-форвард московского «Динамо» и казанского «Ак Барса», а ныне — тренер «бело-голубых» Александр Степанов поделился мнением по поводу назначения ег.

«Манчестер Юнайтед» готов заплатить де Хеа 20 миллионов фунтов, чтобы тот ушел в «ПСЖ» «Манчестер Юнайтед» хочет получить за продажу испанского голкипера Давида де Хеа порядка 75 миллионов евро и готов доплатить ему за уход из клуба.

Киев готов на любые переговоры, чтобы вернуть себе Крым Украина готова к переговорам в любом формате о восстановлении украинского суверенитета над Крымом. Как передает «Интерфакс», об этом общественность п.

СМИ: «ПСЖ» готов продать Неймара, чтобы избежать ухода Мбаппе в «Ман Сити» «ПСЖ» может продать Неймара для того, чтобы не допустить перехода Килиана Мбаппе в «Манчестер Сити».

Люди в разных частях света выстраивались в очереди до открытия магазинов, чтобы купить. новые процессоры AMD Ryzen 3000 В своё время каждый старт очередного iPhone сопровождался новостями об огромных очередях из желающих купить данные аппараты. Некоторые приходили под .

Экс-король Малайзии готов заплатить 16 млн, чтобы не видеть сына «мисс Москвы» «Мисс Москва — 2020» Оксана Воеводина заявила, что её бывший муж, Мухаммад V, предложил создать для их сына трастовый фонд на четверть миллиона долла.

Оппозиционер из ХМАО готов просить помощи у Европы, чтобы вернуть мандат Антон Пантин твердо намерен восстановить статус депутата думы Югорска Фото: аккаунт Антона Пантина на FacebookЮгорский районный суд отказал Антону Па.

Аббас: Я готов прямо сейчас остаться здесь, в ООН, чтобы начать переговоры Лидер Палестины Махмуд Аббас заявил, что готов продлить свой визит в Нью-Йорк, чтобы незамедлительно начать переговоры с Израилем в штаб-квартире ООН.

Моралес готов вернуться в Боливию, чтобы мирно вывести страну из кризиса Экс-президент Боливии Эво Моралес призвал к мирному решению политического кризиса в стране и готов вернуться, чтобы способствовать этому. По его мнен.

Навальный готов тратить миллионы, чтобы не допустить провала митинга 29 сентября Основное отличие акции, которую готовится провести компания Навального 29 сентября, от той, что состоялась в августе, в том, что москвичи проявляют д.

Жоау Мариу: «Думаю, «Локо» готов к тому, чтобы выиграть чемпионат» Полузащитник «Локомотива» Жоау Мариу поделился мнением о чемпионате России. – Какое впечатление успел оставить чемпионат России? – Думаю, «Локо» гото.

Iridium готов заплатить, чтобы убрать с орбиты вышедшие из строя спутники Глобальный оператор спутниковой связи Iridium Communications завершил 28 декабря утилизацию последнего из своих 65 устаревших спутников. Вместе с тем.

СМИ: «МЮ» готов предложить Де Хеа 20 миллионов фунтов, чтобы он ушел из команды этим летом «Манчестер Юнайтед» намерен продать вратаря Давида Де Хеа в «ПСЖ» в ближайшее летнее трансферное окно.

Директор Олимпика Антонов: говорил Гельзину, что на день рождения ему надо гвоздь золотой купить, чтобы бутсы на него повесил Президент Олимпика завершил карьеру футболиста в 42 года. Запись Директор Олимпика Антонов: говорил Гельзину, что на день рождения ему надо гвоздь зо.

«Атлетико» не готов платить 40 млн евро за Эрмосо и подождет год, чтобы подписать его свободным агентом Защитник «Эспаньола» Марио Эрмосо может провести еще сезон в нынешнем клубе. «Атлетико» не отказался от идеи приобретения игрока, однако не готов пла.

«Четвертый канал» готов отдать три миллиона, чтобы не платить двадцать. «Красавчики уащпе» Интрига вокруг долгов Чебыкиной и Дегай закручивается все больше Фото: Владимир Жабриков © URA.RUЧетвёртый канал» потребовал вернуть себе право требо.

Reuters: ЕС готов дать Турции больше времени, чтобы изменить налоговый режим По данным агентства, Евросоюз не хочет вносить Анкару в черный список налоговых гаваней «по политическим причинам».

Новый владелец «Аризоны»: «Готов делать все, чтобы помочь команде выиграть Кубок Стэнли» Новый владелец «Аризоны» Алекс Меруэло заявил, что уже включился в работу с клубом. «Клуб отлично поработал в последние два года, команда изменилась.

СМИ: «Зенит» готов предложить Кокорину новый выгодный контракт, чтобы тот согласился на аренду в «Сочи» Руководство «Зенита» пытается убедить нападающего Александра Кокорина отправиться в аренду в «Сочи» до конца текущего сезона.

Анатолий Малыхин: «Чтобы замотивировать соперников, готов поставить по 30 тысяч долларов – победитель забирает все» Российский боец Анатолий Малыхин предложил соперникам спорить на 30 тысяч долларов. «Я уже долгое время жду имя соперника, но почему-то у людей не хв.

Шунин о травме: «Скоро буду полностью готов. Нужно время, чтобы набрать оптимальную форму» Вратарь «Динамо» Антон Шунин прокомментировал восстановление после травмы, которую получил в матче 5-го тура РПЛ с «Зенитом» (0:2). «Дела идут хорошо.

Карл Хагелин: «Я остался в «Вашингтоне», чтобы побеждать. Был готов немного пожертвовать зарплатой ради 4-летнего договора» Нападающий Карл Хагелин прокомментировал подписание нового контракта с «Вашингтоном». «Все произошло очень быстро. Я был очень рад. Я надеялся на дли.

«Чайка» уволила тренера Воецкого. Сегодня в России День тренера Главный тренер «Чайки» Дмитрий Воецкий отправлен в отставку. Вместе с ним клуб покинули старший тренер Виталий Семакин, тренер Дмитрий Сережкин и тре.

Ирина Роднина: «Надо слушаться тренера во всем. Нет ни одного тренера, который не хотел бы своему спортсмену результата» Трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира по фигурному катанию Ирина Роднина побывала в Барнауле и встретилась с молодыми спорт.

В ЦСКА рассказали о состоянии Чалова В пресс-службе ЦСКА прокомментировали травму нападающего команды Федора Чалова, которую тот получил в матче пятого тура РПЛ против «Сочи» (0:0).

Черчесов: Для нас Дзюба лучше Чалова Станислав Черчесов прокомментировал состав сборной России на матчи отборочного турнира Евро-2020 против Шотландии и Казахстана. В частности, главный .

Эксперты оценили стоимость Федора Чалова Форвард ЦСКА Федор Чалов подорожал за год больше всех в Премьер-Лиге. С лета 2020 года его стоимость увеличилась в восемь раз — с двух до 16 млн евро.

Станислав Черчесов: для нас Дзюба лучше Чалова Главный тренер сборной России Станислав Черчесов объяснил, почему не вызвал нападающего московского ЦСКА Федора Чалова на отборочные игры Евро-2020 с.

Гол Чалова принес ЦСКА победу над «Локомотивом» В центральном матче третьего тура Премьер-лиги ЦСКА обыграл на своем поле «Локомотив» — 1:0. Единственный мяч уже в первом тайме с пенальти забил Фед.

«Дьявольская» кампания. Действительно ли «МЮ» хочет Чалова? На днях «Манчестер Юнайтед» сделал Гарри Магуайра самым дорогим защитником в истории футбола, заплатив «Лестеру» 85 миллионов евро. И на этом «красны.

КДК РФС рассмотрит эпизод с разбитым лицом Чалова Контрольно-дисциплинарный комитет Российского футбольного союза (КДК РФС) рассмотрит эпизод матча пятого тура РПЛ между ЦСКА и «Сочи» с нанесением тр.

Черчесов: Дзюба — наш капитан, для нас он лучше Чалова Станислав Черчесов объяснил, почему не пригласил в команду лучшего бомбардира РПЛ прошлого сезона Фёдора Чалова. — Дзюба — это наш капитан, для нас о.

Чалова вызвали в молодежную сборную по футболу 6 сентября россияне сыграют домашний матч с Сербией в отборочном турнире чемпионата Европы 2021 годаИгрок ФК ЦСКА Федор Чалов вызван в молодежную сбо.

Гол Чалова принес ЦСКА победу над «Рубином» в РПЛ ЦСКА одержал третью победу подряд в чемпионате России по футболу и поднялся на второе место. В четвертом туре армейцы в Казани обыграли «Рубин» — 1:0.

«Арсенал» оказался не готов к Европе. Совсем не готов! Дебют «Арсенала» в Лиге Европы получился максимально неудачным – команда Игоря Черевченко проиграла дома «Нефтчи» с минимальным счетом. Судя по всему.

Даже ФРС не сможет удержать доллар На графиках представлена динамика индекса доллара и процентных ставок ФРС во время кризиса 2008 года Индекс Bloomberg Dollar Spot готовится к худшему.

Кто и как должен удержать власть от деградации? Элиас Канетти: Масса и власть. М.: АСТ, 2020 Современный демократический мир заостряет некоторые фундаментальные проблемы власти. Сложно не заметить .

СМИ: Лондонские клубы считают цену на Чалова завышенной Лондонские клубы «Челси» и «Вест Хэм» отказываются платить 25 миллионов фунтов стерлингов за форварда ЦСКА Федора Чалова.

У форварда ЦСКА Чалова диагностировали перелом носа В матче против футбольного клуба «Сочи» нападающий ЦСКА Фёдор Чалов заработал перелом костей носа с небольшим смещением. О диагнозе рассказали в прес.

Агент считает возможным переход Чалова в «Челси» Футбольный агент Дмитрий Селюк оценил шансы форварда ЦСКА Федора Чалова перейти в «Челси».

Скаут «Манчестер Юнайтед» оценил уровень Чалова Скаут «Манчестер Юнайтед» Крсто Килибарда, посетивший матч 4-го тура РПЛ между «Рубином» и ЦСКА в Казани, оценил уровень нападающего армейцев Федора .

ЦСКА отказался продавать Чалова английскому клубу Лучший бомбардир чемпионата России прошлого сезона предстоящий сезон всё-таки проведёт в стане армейцев. Как сообщил известный британский журналист А.

Английские СМИ определили возможную роль Чалова в «Челси» Британское издание Last Word on Football считает, что в случае перехода в «Челси» форвард ЦСКА Федор Чалов будет выступать в качестве сменщика напада.

ЦСКА отказался продавать Чалова английскому клубу — СМИ Ранее сообщалось, что бомбардира хотел приобрести «Кристал Пэлас»Московский ЦСКА не согласился продать Федора Чалова за 25 миллионов евро английскому.

Черчесов рассказал о перспективах Чалова в сборной России Главный тренер сборной России Станислав Черчесов высказался о перспективах в национальной команде нападающего ЦСКА Федора Чалова. Специалист отметил.

СМИ узнали, сколько «Челси» планирует заплатить за Чалова Главный тренер «Челси» Фрэнк Лэмпард сказал руководству клуба, что нападающий ЦСКА Федор Чалов является одним из приоритетных вариантов для усиления .

Гранды чемпионата Англии поборются за Федора Чалова Лучший бомбардир российского первенства в сезоне-2020/19 Федор Чалов обратил на себя внимание сразу нескольких топ-клубов АПЛ. Видеть в своем составе.

Станислав Черчесов: Дзюба – наш капитан. Он сильнее Чалова Главный тренер сборной России Станислав Черчесов прокомментировал свой выбор футболистов, вызванных на матчи против Шотландии (6 сентября) и Казахста.

Шедевр от Чалова! Вы признали гол армейца лучшим в туре! Лучший гол 10-го тура РПЛ забил в ворота «Краснодара» нападающий ЦСКА Федор Чалов. В ходе голосования на портале за свой обводящий удар армеец получи.

В качестве замены Чалова ЦСКА рассматривает Соболева По информации «СЭ», один из кандидатов на позицию форварда, которого рассматривает ЦСКА на замену Федору Чалову – нападающий «Крыльев» Александр Собо.

Трансферная зима РПЛ. Чалова и Азмуна ждут в Англии Официально зимнее окно в России откроется только через две с половиной недели, но на деле самая жаркая пора наступила уже сейчас. Рассказываем о посл.

Андрей Аршавин: «Сомневаюсь, что Клопп знает Чалова» Бывший футболист «Зенита» и сборной России Андрей Аршавин высказал мнение о том, кто из российских футболистов может проявить себя в европейских клуб.

В ПФР объяснили, за что и как могут удержать часть пенсии В Пенсионном фонде России считают, что олг можно удерживать только в таком размере, чтобы у пенсионера остался прожиточный минимум Фото: Владимир Анд.

Рубль способен удержать «завоеванные позиции» … но существенно продвинуться вверх вряд ли сможет. Сегодня, 10 июня, новая торговая неделя для российских активов, включая рубль, началась неплохо.

Похудеть и удержать вес: 7 рекомендаций тех, кому это удалось 1. Есть по схеме “1:1:1” “После рождения ребенка я потеряла 25 кг и поддерживают форму благодаря правилу “1:1:1”, котор.

ФАС нашла способ удержать цены на топливо Регулирование объемов и равномерности продаж топлива на бирже независимыми НПЗ внесет вклад в стабилизацию цен на топливо на розничном рынке, передаю.

Женщин разозлили советы о том, как удержать мужчину Канадский предприниматель подвергся резкой критике в социальных сетях после того, как дал женщинам список советов, помогающих удержать мужчину. Его у.

Саудитов на переговоры загнали, но смогут ли их там удержать? 1 октября в СМИ замелькала знаковая новость. Руководство Саудовской Аравии направило в Тегеран предложение о переговорах. Естественно не на прямую. П.

«Формула счастья»: как найти и удержать любовь Metro продолжает рубрику «Отношения». В ней мы от первого лица рассказываем о самых модных тенденциях на любовном поприще. На этот раз наш корреспонд.

Моуриньо намерен удержать Кейна в Тоттенхэме Португалец заверил лидера команды, что Шпоры выиграют крупный трофей. Запись Моуриньо намерен удержать Кейна в Тоттенхэме впервые появилась SPORTAREN.

Звонимир Шарлия: «Думаю, Чалова берегут к игре с «Краснодаром» Защитник ЦСКА Звонимир Шарлия поделился мнением о том, почему форвард Федор Чалов остался в запасе на матч Лиги Европы с «Лудогорцем». Хорват пропус.

ЦСКА победил в гостях «Рубин» благодаря голу Чалова Московский ЦСКА оказался сильнее казанского «Рубина» в матче 4-го тура чемпионата России, который прошел на стадионе «Центральный».

Сломанный нос Чалова обернулся длительной дисквалификацией для защитника «Сочи» Сербский легионер российского клуба не сможет принять участие в четырёх ближайших матчах. Контрольно-дисциплинарный комитет огласил санкции для защит.

ЦСКА обыграл «Локомотив» благодаря голу Чалова с пенальти Во время матча судья впервые в истории ЧР назначил пенальти, используя систему видеопомощи арбитрамМатч между ЦСКА и «Локомотивом» в рамках третьего .

Биг Куш: Отзывы об очередном разводе на Big-kush.ru

Сообщение Phelishia » 28 янв 2020, 00:24

В поисках любви
Мы летим сквозь пыль столетий,
На лету горим, забыв про боль.
Из холодной тьмы воскресаем мы,
Чтобы встретить вновь любовь.
Обгоревшим ртом
Спорим мы опять с Христом,
Что же есть любовь и кровь

– Приехали, парни!
Дженсен, моргая по-совиному, с трогательным зевком поднял голову с плеча Джареда, и тот, всю дорогу от клуба пребывавший в своем персональном Нексусе, с досадой подумал, что Клифф вполне мог бы ехать и помедленнее. Он не был так близко к Эклзу с того короткого, с привкусом отчаяния, объятия на свадьбе, черт, да они вообще почти не общались весь остаток хиатуса, негласно решив, что, цепляясь за пародию на прежнюю близость, делают себе и друг другу только больнее. Ничего хорошего из этого, естественно, не вышло. Неизвестно, стало ли легче Дженсену – с учетом его сегодняшнего поведения Джаред, по правде говоря, в этом сильно сомневался, но сам он за эти несколько недель сполна ощутил что значит быть завязавшим наркоманом.
Разумеется, им и раньше случалось подолгу не видеться во время хиатусов, но телефон и веб-камера на ноутбуке хоть как-то снимали ломку, позволяя дотягивать до долгожданной встречи. Они даже на прошлых рождественских каникулах постоянно перезванивались, несмотря на заметное охлаждение в отношениях и уже маячившую в недалеком будущем свадьбу Падалеки. А тут полная изоляция и молчание в эфире! Это было настолько непривычно, больно и страшно, что порой Джареду начинало казаться, будто он лишился какой-то части тела. Конечно, у него уже был подобный опыт в прошлой жизни – тогда он тоже ушел, а Дин отпустил, думая, что так будет лучше для всех, и, в результате, Сэм едва не рехнулся от одиночества еще до появления в его снах Джессики-Люцифера.
Эх, если бы они сейчас снимали эпизод 5.03, Джаред устроил бы забастовку, голодовку, да хоть приковал бы себя к бамперу машины Крипке, но не дал бы тому вырезать из серии кадры, где было показано, как братьям хреново друг без друга. Полгода в беличьем колесе Фокусника были затянувшимся кошмаром, четыре месяца, пока Дина рвали на куски ученики Аластара – настоящим Адом. Но та пара недель в самом занюханном баре Оклахомы, не говоря уже о последних полутора месяцах под кодовым названием «отпуск с любимой женой». Господи, да Джаред готов был на коленях умолять Дэбба и Лофлина[1] вписать в сценарий 6.04 побольше экранного времени для Сэма, лишь бы приехать в Ванкувер хоть немного пораньше! Но его изящно отшили, прислав по почте наброски пятого–седьмого эпизодов и велев проникнуться пока новым образом своего персонажа. Проникнешься тут, как же!
То есть Джареда, конечно, слегка отпустило, когда выяснилось, что младший Винчестер будет вести себя, как бездушный мерзавец, именно потому что он и в самом деле бездушный. И, если уж на то пошло, Падалеки вполне мог понять, почему этот недоСэм решил не сообщать Дину о своем возвращении. Лишившись способности чувствовать, он вынужден был подменять настоящие эмоции воспоминаниями о них и жить, опираясь исключительно на свои знания, привычки и холодную логику. Сэм помнил, как мечтал о нормальной счастливой жизни для брата и достаточно хорошо представлял, что будет, заявись он к нему на порог. Да еще Бобби, довольнехонький, что Дин завязал с охотой, наверняка подлил масла в огонь, а уж Сингеру-то младший Винчестер привык доверять почти с той же безоглядностью, что и брату.
И хотя с настоящим Сэмом ничего подобного не происходило, Джаред знал, что сможет это сыграть. Однако репетируя перед зеркалом новую ипостась своего героя, Падалеки не мог не думать, как поступил бы, если бы действительно вернулся тогда… вернулся самим собой. Господи, да никакая сила не удержала бы настоящего Сэма от того, чтобы постучаться тем вечером в дверь Дина. О, ему и в голову бы не пришло позвать брата с собой, забрать его у Лизы и Бена, в конце концов, они все равно ни за что не решились бы перешагнуть через грех инцеста, а Дин в глубине души всегда мечтал о настоящей семье. Но вот увидеть, обнять, элементарно дать брату знать, что он жив…
Джаред помнил, какой шок испытал, прочитав в первой строчке сценария безжалостное «Год назад». Да Сэра просто издевается, решил он и минут пять орал на нее по телефону, пока их леди-главреж не напомнила ему, что Сэмми ее любимец, и вообще в «Сверхъестественном» по-прежнему ничего не происходит без причины. Не сказать, чтобы Джареда это особо успокоило – мисс Гэмбл выражала свою любовь к младшему Винчестеру очень и очень специфично. Добрая половина сцен в написанных Сэрой эпизодах, где над Сэмом физически и морально измывались, не имела никакого отношения к дневнику-первоисточнику, а была исключительно ее авторской находкой.
В общем, стоит ли удивляться, что после всех этих эмоциональных перипетий сегодняшний вечер стал для Джареда чем-то сродни колодца в пустыне, и он буквально впитывал Дженсена всем своим существом, пил его взгляды, улыбки, смех и мимолетные, но теплые прикосновения, пил и никак не мог напиться. Падалеки понятия не имел, почему Эклз решил вдруг ослабить гайки – то ли тоже слишком соскучился, то ли, наоборот, чересчур поддался эйфории из-за удачного режиссерского дебюта. Да Джареду, по большому счету, это и неважно было, как, впрочем, и то, что Дженсен решился подойти к нему, только хорошенько приняв на грудь, настолько Падалеки истосковался и измучился. Лед между ними треснул, пускай всего лишь на один вечер, и хотя на сегодняшней пати они с Эклзом скорее играли себя прежних, притворяясь перед друг другом и самими собой, Джаред временами готов был разреветься, как девчонка, от осознания, что вот он, Дженсен, улыбается ему, уютно прислонившись плечом к плечу, и мягким голосом с прорезавшимся подшофе техасским акцентом рассказывает про свои режиссерские ляпы и забавные моменты со съемок.
А уж когда, по дороге домой, Дженсена окончательно развезло, и он задремал, уронив голову Джареду на плечо, тот, тоже не особенно трезвый, вообще чуть не забыл, на каком свете находится. Если бы их вез не Клифф, а какой-нибудь посторонний таксист, и слыхом не слыхавший о сериале «Сверхъестественное» и актерах Эклзе и Падалеки, Джаред, наверно, не смог бы сдержаться и сделал бы какую-нибудь глупость. Спящий Дженсен выглядел таким… черт, на язык так и просилось слово «милый»! И пусть он пускал во сне слюни на свою живую подушку, а запах изо рта у него был такой, что свалил бы и слона, в конце концов, Джаред сейчас тоже не розами благоухал. Главное, что Дженсен был рядом, спал, прижавшись к нему, совсем как в старые добрые времена, когда после посиделок с парой упаковок пива они отрубались вповалку на чьем-то диване, а, поселившись вместе, случалось, что и на одной кровати, потому что самый большой телевизор в доме стоял в спальне Джареда.
Ну, по крайней мере, так было до того момента, как и тот, и другой внезапно осознали, что между ними давно уже не просто дружба, пикантно окрашенная тщательно контролируемым сексуальным интересом, а нечто куда большее. Изрядно струхнув, они тогда втайне друг от друга ринулись доказывать самим себе, что абсолютно гетеросексуальны – Дженсен начал стремительно форсировать отношения с Данниль, а сам Джаред закрутил с давно подбивавшей под него клинья Женевьев. Естественно, все это очень быстро выплыло наружу, и, слово за слово, закончилось грандиозным скандалом – их первой настоящей ссорой, между прочим. О, с сегодняшних позиций, Джаред прекрасно понимал, какими слепцами и идиотами они тогда были, но полтора года назад он даже в собственной ревности не готов был себе признаться, где уж тут увидеть, что Дженсен чувствует то же самое.
Та история стала камешком, столкнувшим с гор лавину. Оба отчаянно цеплялись за свою нормальность, а 24/7 видеть перед собой запретный плод – это, определенно, не способствует душевному равновесию. К тому же, к концу сезона они, как обычно, слишком вжились в роли и невольно проецировали отношения между экранными Дином и Сэмом на реальную жизнь. Одна размолвка следовала за другой, пару раз дело только чудом не закончилось дракой. Хотя и примирения, надо сказать, тоже были весьма бурными, и как у них тогда не дошло до секса – одному Богу известно. Стойкие оловянные солдатики, блин!
Зато теперь не проходило и дня, чтобы Джаред об этом не пожалел. Возможно, если бы они с Дженсеном переступили в свое время черту, сейчас у них все было бы иначе. Когда все вокруг вдруг настойчиво заговорили о финале сериала и сворачивании слэшного фан-сервиса, кто знает, какой оказалась бы их с Эклзом реакция, будь между ними что-то еще, кроме трещавшей по швам дружбы, зашкаливающего сексуального напряжения и упорного отрицания собственных чувств. Может, если бы они все-таки успели узнать, что это такое – быть вместе, то Дженсен не позволил бы отцу ежедневно капать себе на мозги, а сам Джаред послал бы к черту своего агента вместе с Дон Острофф и не ушел бы, хлопнув дверью, во время очередной «семейной сцены», читай: «срывания зла друг на друге», чтобы во время уикенда сделать предложение одуревшей от счастья Женевьев.
Мрачно глянув на обручальное кольцо на своем пальце, Падалеки проследил, как сонно таращивший глаза Эклз вылезает-вываливается из машины – точь-в-точь старший Винчестер в «Прыжке акулы». В той, другой, жизни, впрочем, нечто подобное тоже случалось – даже ничего не помня о себе прежнем, Дженсен умудрялся играть настоящего Дина с девяностопроцентным попаданием. А вот Джареду, особенно в последнее время, приходилось куда как сложнее – мало того, что образ Сэма, стараниями сценаристов, был заметно искажен и плохо раскрыт, так Падалеки вдобавок, в отличие от напарника, имел сомнительное удовольствие вернуть себе память, а вместе с ней и проблемы своего героя. Любимая прежде работа превратилась для Джея в кошмар наяву, а уж его чувства к Дженсену… Господи, а он-то думал, что это раньше все было сложно! То есть смириться и отпустить друга теперь оказалось в некотором роде как раз легче — Джаред и в самом деле желал ему счастья, не говоря уже о том, что был в неоплатном долгу. Но вот ощутить себя вдруг где-то на задворках жизни Дженсена-Дина, привыкнув быть ее центром – это да, это действительно было невыносимо.
– Хороший вечер, – улыбнулся Эклз, с явным усилием давя зевок. Он выглядел в этот момент таким домашним, родным и – да черт с ним – милым, что Падалеки в который уже раз за сегодня банально закоротило.
– Да, совсем как в старые добрые времена, – ляпнул он, счастливо лыбясь в ответ, и тут же по неуловимо изменившемуся взгляду напарника понял, что вступил на скользкую почву. Дженсен не хуже него помнил эти «старые добрые времена» и явно не планировал заходить в своей ностальгии так далеко. Одно дело, знаете ли, липнуть друг к другу на вечеринке, где полно народу, и совсем другое – снова оказаться наедине, в интимной, можно сказать, обстановке, да еще хорошенько перед этим набравшись. – Тогда до завтра, что ли? – поспешил загладить неловкость Джаред, одновременно прикидывая, успеет ли Дженсен избавиться от похмелья до начала съемок.
Рабочий день у них завтра начинался только вечером: по ведомой лишь Сэре и Бену логике первой снимали кульминационную схватку с джинами, но Эклз хоть и соображал вполне трезво, на ногах стоял не слишком уверенно. Падалеки даже задумался всерьез, а не довести ли ему приятеля хотя бы до подъезда. Тем более что Клифф припарковал машину на другой стороне проезжей части, а на улицах, несмотря на поздний час, было еще полно машин.
Дженсен с заметным облечением кивнул и, видимо на радостях, даже наградил вылезшего из салона Джареда дружеским тычком в плечо:
– Увидимся, Джей, – неуклюже наклонившись к окну, он махнул на прощание Клиффу и, чуть покачиваясь, двинулся к кондоминиуму, где с прошлой осени арендовал квартиру.
Впрочем, косинусоида его движения синусоиду вроде бы компенсировала, а пару промчавших мимо машин Эклз спокойно переждал, так что Джаред постарался придержать свои инстинкты заботливого младшего брата и просто удостоверился, что Дженсен благополучно пересек дорогу и вошел в подъезд. А то, что прошло еще, наверно, минуты две, прежде чем он потянулся к дверце машины, перестав гипнотизировать серебристый прямоугольник пискнувшего домофона, так это, право, не стоит упоминания. Не только Эклз здесь был в хорошем подпитии и откровенно тормозил.
Что именно вдруг заставило Джареда в последний момент оглянуться, поднимая глаза на окна Дженсена, он и сам не знал. Едва ли эмоциональный порыв – Эклз, может, и утверждал, что по сентиментальности Джей даст сто очков не только Сэму, но и любой девчонке, однако всматриваться в чьи-то окна, ожидая, когда там мелькнет знакомый силуэт, было слишком, пожалуй, даже для Джареда Падалеки. Скорее всего, это, наконец-то, напомнило о себе свойственное любому охотнику особое чутье, про которое Крипке не счел нужным упоминать в сериале, – не столько пресловутая интуиция, помноженная на опыт, сколько врожденный дар чувствовать паранормальную активность. Зачаточные ведовские способности, если угодно, – слишком незначительные, чтобы всерьез колдовать, но вполне подходящие, чтобы видеть нечисть, читать заклинания и уворачиваться при этом от клыков, когтей и летящих в голову тяжелых предметов.
На самом деле, большинство людей абсолютно слепы и глухи к миру сверхъестественного, пока их в буквальном смысле не ткнут в него носом, и лишь единицы из тех, чья жизнь была сломана нападением нечисти, могут не просто захотеть, но и действительно стать охотниками. У Джека Харрисона[2] и его сыновей этот дар был очень силен – еще бы, с такой-то родословной, так что ничего удивительного, что они стали притчей во языцех еще до истории с Адскими Вратами. Легендарные охотники, за один год истреблявшие нечисти больше, чем большинство их коллег за два или три! Но вот что Джареда совсем не обрадовало, так это наличие подобного чутья у себя, родимого. Глупо, конечно, но он действительно надеялся, все это сверхъестественное дерьмо осталось для них с Дженсеном в прошлой жизни.
Как бы не так! Все иллюзии Падалеки в одно мгновение разлетелись вдребезги, когда противное, сосущее чувство под ложечкой заставило его вскинуть взгляд на окна Эклза. Сначала он просто удивился: с чего это в глубине квартиры горит свет, если пьяный Дженсен наверняка еще в глубоком процессе своего героического восхождения на второй этаж? А потом с окном в спальне стало происходить что-то странное: стекло замерцало, потекло, словно жидкое, переливаясь отблесками невидимого пламени, и задохнувшегося от ужаса Джареда накрыло леденящим, оглушающим, как вопль баньши, ощущением déjà vu. Он уже видел нечто подобное, в городке, который в их сериале переименовали в Сэлвейшн, да и Дин в свое время довольно подробно описывал брату дьявольское знамение, заставившее его вернуться за ним в ночь гибели Джессики. Визитная карточка Азазеля и его выкормышей, дышавших Сэму в затылок всю его жизнь. И вот теперь, спустя почти четыре десятилетия, эта жуткая призрачная рябь появилась на окне квартиры Дженсена!
Джаред не помнил, как сорвался с места буквально под колеса машин, не слышал ни истошных автомобильных гудков, ни испуганного окрика Клиффа. В себя он пришел только перед входом в подъезд, с отчаяньем осознавая, что ключей от нового дома Дженсена у него, конечно же, нет, однако дверь, которую Джаред в запале дернул за ручку, вопреки всякой логике открылась. Это определенно было не к добру, и вполне могло означать, что ловушка расставлена именно на него, а совсем не на Эклза, но Падалеки сейчас остановила бы разве что пуля, выпущенная в упор. Стоило Джареду лишь представить распластанного на потолке мертвого Дженсена, с остекленевшими глазами и пятном крови, расползающимся по светлой ткани рубашки, как инстинкт самосохранения отказал ему напрочь, – в точности как это бывало много лет назад, если с Дином что-нибудь случалось.
Джаред не взбежал – взлетел по лестнице… и резко остановился на последней ступеньке, чувствуя, как от облегчения подгибаются колени. Дженсен. Живой. Целый и невредимый. Он не успел пока даже дверь открыть, не то что войти в квартиру, и Джаред едва удержался, чтобы не напрыгнуть на него, повиснув, совсем как раньше, всей своей немаленькой тушкой, – то ли просто обнимая, то ли физически пытаясь не пустить внутрь. Сэму Харрисону такое, конечно, и в голову бы не пришло, а вот Джареду Падалеки даже сейчас было вполне простительно, особенно если вспомнить, что выпил он немногим меньше Эклза и по факту еще ни разу не попадал в переделки серьезнее, чем драка в баре.
Черт, наверно, так и надо было сделать, а не орать в ужасе: «Дженсен, стой!», напрягая потом проспиртованные извилины в попытке объяснить удивленному напарнику, почему тот не должен заходить в собственную квартиру. В конце концов, воображение сжалилось и выдало версию, приближенную к действительности, но более-менее адаптированную под обычного человека:
– В твоей квартире кто-то есть, – выдохнул Джаред, стараясь ни голосом, ни взглядом не выдать своей паники. – Я в окне видел. Хорошо, если это опять какая-нибудь шизанутая фанатка, мечтающая добраться до твоей звездной задницы. А вдруг воры, да еще с оружием? – состроив безотказные когда-то «щенячьи глазки», Падалеки мотнул головой в направлении первого этажа. – Давай-ка уберемся отсюда подобру-поздорову, а когда окажемся в машине под надежным крылышком Клиффа, позвоним в полицию.
Разумеется, никаких копов он вызывать не собирался – демон может слинять, не получив желаемое, а может и устроить бойню, как уже случалось не раз, когда, упустив братьев Харрисонов, чертовы твари отыгрывались на ни в чем неповинных людях. Просто Джареду нужно было выиграть хоть немного времени, чтобы обмозговать ситуацию. Придумать, как запудрить Дженсену мозги и отвести его к себе домой, под надежную защиту полудюжины дьявольских ловушек, тщательно скрытых под картинами и коврами. Да, он параноик! А чего вы хотели с такой-то биографией?!
Вот только Дженсен не повелся ни на напоминание о неприятном инциденте с фанаткой, забравшейся в его трейлер, ни на оружие массового поражения, которым сам же окрестил когда-то фирменный взгляд младшего Винчестера. Вместо того чтобы испугаться или хотя бы занервничать, он, к раздражению Джареда, разразился обидным хохотом, готовый, кажется, в приступе неожиданного веселья сползти по косяку на пол.
– Черт, Джей, ну у тебя и воображение! Воры, шизафанатки… ты бы еще папарацци сюда приплел, – пофыркивая от смеха, Дженсен повернулся обратно к двери, поворачивая, наконец, ключ в замке. – А тебе не приходило в голову, что это может быть моя жена? Я же вроде говорил вчера, что Данни собиралась приехать на вечеринку.
Ну да, говорил. Вот только Джаред был так счастлив, когда Данниль не сумела вовремя вырваться со съемок, что почему-то решил, будто она не приедет вообще. В конце концов, до уикенда всего пара дней осталась, так какой смысл мотаться туда-сюда? Но Харрис, похоже, собиралась как можно реже испытывать их с Дженсеном брак пресловутыми «отношениями на расстоянии», особенно пока на горизонте маячил он, Джаред. В отличие от Женевьев, упорно продолжавшей делать вид, словно ничего не происходит, Данниль при общении тет-а-тет никогда не утруждала себя притворством, отпуская едкие, презрительные комментарии и испепеляя Падалеки полными ненависти взглядами. А незадолго до их с Дженсеном свадьбы она вообще приперла Джареда к стенке и вылила на него столько дерьма, что ему потом реально захотелось забраться под душ. И, что самое хреновое, Падалеки даже возразить ей толком не мог, потому что никаких прав у него на Дженсена больше не было – Джаред первым сжег все мосты, сделав Женевьев предложение и подтолкнув тем самым к помолвке Эклза. А вернувшиеся воспоминания… Он ведь сам решил отпустить Дженсена, даже зная теперь, кого на самом деле теряет. Учитывая, какой ценой дались Джареду оба эти решения, претензии Данниль, которой он фактически на блюдечке преподнес Эклза, мягко говоря, бесили, но возразить хоть словом на ее оскорбления Падалеки так и не посмел. Потому что, как ни крути, был перед ней виноват. Единственное, что Джаред себе позволил, пока Харрис шипела ему в лицо, как разъяренная кобра, это сверлить ее в ответ ненавидящим взглядом и мысленно желать захлебнуться собственным ядом. Нет, он действительно надеялся, что Дженсен будет счастлив с Данниль, но помечтать-то немного можно? Его сила воли далеко не бесконечная, а нервы отнюдь не железные!
Но все это было раньше, ДО того, как Джаред, наконец, осознал, что именно ожидает их в квартире Эклза. Сейчас Падалеки, не раздумывая, бросился бы внутрь, наплевав, что единственное его оружие против демона – это выученный, как «Отче наш», экзорцизм, но он по опыту знал, что уже слишком поздно. Они с Дином спасли когда-то Моник, но лишь потому, что она, подобно Мэри Харрисон, просто оказалась не в том месте и не в то время. Но Данниль, если Джаред правильно понял происходящее, должна была стать жертвой, предупреждением, долбаной декларацией намерений, как это случилось с Джессикой, и единственное, что Джаред мог сейчас сделать, – это попытаться защитить Дженсена, не дав другу увидеть, как его жена сгорает в адском пламени, выпотрошенная и распятая на потолке. Вернувшаяся память Сэма, по сравнению с его собственной, напоминала черно-белое немое кино, но образ объятой огнем Джессики до сих пор преследовал Падалеки в кошмарах, а уж если вспомнить, как он себя чувствовал, когда все только случилось… Черт, нельзя позволить Дженсену это увидеть! Просто нельзя. Он не должен испытать эту боль, не должен столкнуться с миром сверхъестественного вот так.
– Не думаю, что это Данниль, Дженс, я почти уверен, что силуэт был мужским, – затараторил Джаред, судорожно прикидывая, насколько дико это будет, если он оттащит Дженсена от порога и крестом встанет в дверном проеме.
Или лучше изобразить небольшой такой сердечный приступ? Анаболиками Падалеки не злоупотреблял, чтобы там ни твердила ему когда-то одна зеленоглазая заноза, стоя над душой в качалке, и никаких опасных последствий для его организма быстрый набор мышечной массы к пробам на роль Конана, слава Богу, не имел. Но Дженсен, как показывал недавний опыт на площадке, по-прежнему волновался о здоровье своего непутевого напарника и сейчас был, кажется, в достаточной степени пьян, чтобы купиться даже на бездарную игру трясущегося от страха Джареда.
Однако умные мысли, как известно, всегда приходят слишком поздно. Пока Падалеки панически соображал, как лучше подступиться к другу, – а ведь раньше таких проблем у него вообще не возникало, Дженсен распахнул-таки дверь в квартиру, и система «Умный дом», на которую он в свое время так и не уговорил Джареда, мгновенно включила свет в прихожей. И первым, что бросилось в глаза обоим парням, была, разумеется, изящная женская сумочка от «Braccialini», привезенная Эклзом своей тогда еще невесте из Италии.
– Чувак, ты или пьянее, чем кажется, или настала, наконец, твоя очередь терзать глаза линзами, – фыркнул Дженсен, переступая порог под испуганным взглядом Джареда. – Не отличить женскую фигуру от мужской, пусть даже в окне второго этажа… Это, скажу я тебе, надо сильно умудриться!
Бросив ключи на тумбочку рядом с сумкой жены, Эклз сделал еще один шаг вглубь квартиры, и вспыхнувшее в ответ на его движение бра во внутреннем коридорчике высветило в дверях одной из комнат темный силуэт. Больше не раздумывая, Джаред буквально прыгнул вперед, вцепляясь обеими руками в куртку Дженсена и бесцеремонно дергая его на себя. Сейчас он готов был хоть силой вытащить приятеля из дома, даже вломить ему, если придется, и отнести потом в машину на руках – все, что угодно, лишь бы уберечь, увести подальше от засевшей в квартире нечисти. Но слишком выбитый из равновесия при виде демона, настоящего демона, Господи Боже, Джаред снова совершил ошибку. Даже схватившись за Эклза и пытаясь отбуксировать его за порог, он продолжал таращить округлившиеся от ужаса глаза на тварь в глубине квартиры, и когда Дженсен, порядком удивленный этой давно исчезнувшей из их отношений бесцеремонностью, раздраженно к нему обернулся, выражение лица Джареда, должно быть, оказалось очень и очень красноречивым. После этого, чтобы все окончательно полетело в тартарары, Эклзу достаточно было просто проследить за его взглядом.
– Какого…? – выдохнул он, невольно замирая в полуобъятии Падалеки со смесью шока и ярости в потемневших от эмоций глазах.
Человеческая фигура, смутно видневшаяся в дверях спальни, действительно никак не могла принадлежать Данниль, просто потому что и в самом деле была мужской. Версия с Крисом или Стивом, которым случалось без предупреждения заваливаться к Дженсену в гости, критики тоже не выдерживала по причине, что незваный гость был заметно выше обоих музыкантов. Среди друзей Эклза имелось лишь два великана схожего телосложения, но один из них сейчас стоял рядом с ним, а второй, когда они уезжали с вечеринки, пил на брудершафт с Мишей Коллинзом и смог бы примчаться сюда так быстро, только если бы одолжил у своего персонажа дар суперскорости.
По всему выходило, что в дом все-таки забрался вор или чокнутый сталкер, по крайней мере, именно так, надо думать, видел ситуацию Дженсен, вырываясь из рук Джареда и угрожающе надвигаясь на прячущегося в тени незнакомца. Эклза заметно потряхивало, и, если бы не Данниль, он, наверняка, с удовольствием последовал бы первоначальному совету Падалеки и убрался отсюда, предоставив разбираться со всем полиции. Но в квартире находилась его жена, да что там, просто невинная женщина, и Дженсену даже не нужны были воспоминания Дина, чтобы броситься туда сломя голову, напрочь забив на все свои фобии, заставлявшие его в последнее время везде ходить под ручку с Клиффом.
Впрочем, Дженсена Эклза Джаред, наверно, смог бы удержать от этого безумства, а вот Дина Харрисона, глянувшего на него вдруг из ставших совсем изумрудными глаз друга, едва ли. Разве что и впрямь хорошим ударом по затылку! Если Дженсен и медлил, наступая на демона с осторожностью дикого кота или, что ближе к истине, прирожденного охотника, то лишь пару мгновений, а потом по потолку метнулся свет фар проехавшей рядом с домом машины, и тварь испарилась в лучших традициях своего чертова племени, заставив взвинченного Эклза окончательно забыть про осторожность.
Джаред попытался остановить его, цапнув за край куртки, но чуть не остался калекой, когда Дженсен выдрался из его хватки и с неожиданной для пьяного человека прытью рванул к спальне, во все горло выкрикивая имя Данниль. Так что Падалеки ничего не оставалось, кроме как припустить следом, мысленно матерясь и бормоча невнятные молитвы. Он уже понял, что уберечь друга от ужасной картины, что ожидает его в комнате, никак не получится. Собственно, это изначально был дохлый номер, тем более что Джаред и сам был в полном раздрае и все еще терялся в сомнениях, зачем именно объявился здесь демон.
Самым очевидным ответом казалась месть. Если кто-то из шайки Азазеля все-таки уцелел после той расправы, что устроил Люцифер в теле Сэма, то благодаря «Сверхъестественному» он запросто мог вычислить новые реинкарнации братьев Харрисонов и явиться по их души. Что же до убийства Данниль, то это вполне может быть способом помучить Дженсена перед тем, как настанет уже его очередь умереть на глазах у Джареда. А в том, что сам он при таком раскладе станет последним, Падалеки даже не сомневался, как, впрочем, и в том, что смерть его будет долгой и очень мучительной. Нет, ну какого черта он перестал носить с собой пакетики с солью? Подумаешь, костюмерша нашла в кармане и обсмеяла! Зато сейчас у них с Эклзом была бы хоть какая-то защита.
Джаред ворвался в комнату, шепча под нос первые строки экзорцизма, и хотя он отстал от Дженсена буквально на секунду, этого оказалось достаточно, чтобы тот успел окинуть помещение взглядом и увидеть то, ради чего, собственно, и заманивал его сюда демон. Слава Богу, хотя бы кровавый дождь, падающий на лицо из вспоротого живота любимой женщины, остался прерогативой исключительно Сэма, потому что для Дженсена, выросшего, по сравнению с младшим Харрисоном, прямо-таки в тепличных условиях, это могло оказаться слишком сильным эмоциональным шоком. Он и без того побелел, как мел, слепо отшатнувшись с невнятным криком, и, наверно, упал бы, если бы Джаред его не подхватил, сгребая в объятие и таща прочь из комнаты, как это делал когда-то Дин. Вот только Дженсен, в отличие от Сэма, и не думал сопротивляться, практически обвиснув в сильных руках напарника, и, заглянув Эклзу в глаза, Падалеки даже испугался на мгновение, что тот сейчас просто лишится чувств, не вынеся потрясения.
Он почти вытолкал приятеля в коридор, когда проклятое пламя все-таки вспыхнуло, охватывая распростертую на потолке Данниль. И как Джаред не старался загородить собой Дженсена от разверзшейся позади преисподней, тот все же умудрился как-то извернуться и бросить случайный взгляд поверх его плеча. Хотя, может, и не случайный вовсе: временами в упертости и мазохизме Эклз мог дать своей предыдущей реинкарнации даже не сто, а все двести очков вперед, и выходило это ему, как правило, точно таким же местом. Ну, тем самым, которое Падалеки, немного сведущий в анатомии, спасибо брату-врачу, обычно именовал глубокой жопой!
Море огня, поглощающее тело его жены, стало для Дженсена последней каплей: он, наконец, закричал – дико, страшно, будто раненое животное, и вдруг с такой силой рванулся из рук Джареда, что тот, несмотря на все свои мускулы, еле-еле его удержал.
– Дженсен, нет! – еще крепче обхватив Эклза за плечи, Падалеки попробовал потянуть его в прежнем направлении, но это было все равно что на спор двигать с места дженсенову Тойоту Тундру. – Ты уже ничем ей не поможешь! Ну же, Дженс, мы должны убираться отсюда. Пожалуйста! Дженсен… Черт тебя подери, Эклз, ты меня слышишь? Надо уходить!
Даже понимая, что его слова сейчас едва ли доходят до сознания Дженсена, Джаред продолжал снова и снова звать друга по имени вперемешку с руганью и речитативом отчаянных уговоров, и в какой-то момент это, слава Богу, сработало — Эклз, наконец, перестал вырываться из его объятий и опять обмяк, словно кукла-марионетка с перерезанными ниточками. Огонь между тем стремительно распространялся, охватывая комнату с такой скоростью, словно стены в ней были не просто сделаны из легковоспламеняющегося материла, но и вдобавок политы бензином, жар с каждой секундой становился все сильней, а от дыма, разъедающего глаза, и запаха горящей плоти невозможно было дышать. Зайдясь в раздирающем легкие кашле, Джаред понял, что если промедлить еще немного, то они с Дженсеном элементарно задохнутся по дороге к выходу. Бедный демон с его далекоидущими планами, что бы они там из себя не представляли! Вот облом-то ему будет.
Решив, что о нежных чувствах Эклза в его нынешнем состоянии можно не беспокоиться, Падалеки закинул руку друга себе на плечо, обхватил за талию и, неуклюже подтянув повыше, практически понес его к выходу. Где-то в районе прихожей Дженсен, как будто слегка очухавшись, начал и сам перебирать ногами, но сейчас, когда они оба загибались от кашля и почти ничего не видели сквозь завесу черного горячего дыма, затянувшего коридор, попытки Эклза идти самостоятельно скорее мешали, чем помогали. В конце концов, Джаред таки зацепился носком ботинка за зеленый коврик с надписью «Добро пожаловать» и чуть не поцеловался с полом, увлекая за собой и Дженсена. Он успел выставить руку, упираясь ладонью в стену, но пальцы предательски поехали, вляпавшись во что-то скользкое и холодное, и чтобы удержать их обоих в вертикальном положении, Падалеки пришлось буквально бросить свое тело спиной на дверь. Слегка задохнувшись от удара, он инстинктивно распахнул прищуренные, слезящиеся глаза и… Твою мать, лучше бы он этого не делал!
То есть, конечно, кто предупрежден – тот вооружен, Джаред знал это как никто другой. Просто он предпочел бы, чтобы они действительно имели дело всего с лишь жаждущим мести демоном. Но знакомый до боли символ, кровью начертанный на стене, напрочь отметал эту теорию. Сигилы Еноха были одной из немногих вещей, которые Крипке перенес в сериал с абсолютной точностью, так что этот конкретный знак Джаред помнил до последнего завиточка, тем более что когда-то он и сам его чертил, защищая своих юных родителей от ангела-терминатора, известного в миру как Анна. «Телепортация в космос» в шутку называл этот сигил экранный Дин, и его присутствие на стене квартиры Эклза могло означать только одно – в деле оказались замешаны силы, гораздо более серьезные, чем явившийся за воздаянием демон-подражатель. Падалеки был искренне уверен, что прыгнув вместе с беснующимся внутри Люцифером в адскую бездну, поставил в этой истории жирную точку, но появление на Земле ангелов после стольких лет… Как однажды сказал Дину Кастиэль, причиной этому мог стать лишь очередной раунд Апокалипсиса!
_________________________________________

Секрет успеха:  Узнайте, как изменить валюту торгового счета Биномо

[1]Эндрю Дэбб и Дениэл Лофлин – сценаристы эпизода 6.04 «Уикенд у Бобби», снимавшегося первым в этом сезоне и режиссируемого Дженсеном Эклзом.
[2]Джек Харрисон – именно так звали отца Дина и Сэма в первоначальном варианте сценария пилотной серии. По моей задумке оно якобы взято Крипке из дневника настоящего Сэма, ставшего первоисточником сериала.

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (в процессе)

Сообщение GirlShotFirer » 29 янв 2020, 21:18

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (в процессе)

Сообщение Гадюка подколодная » 30 янв 2020, 13:27

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (в процессе)

Сообщение Allinor » 30 янв 2020, 17:03

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (в процессе)

Сообщение Phelishia » 06 фев 2020, 17:41

GirlShotFirer, Гадюка подколодная, Allinor, спасибо, что читаете и находите время оставить пару теплых слов. А вот и продолжение!

Неизвестно, сколько Джаред простоял так, совершенно парализованный осознанием, что ничего, возможно, еще не закончилось, если бы с обратной стороны на дверь вдруг тяжело не навалились, в очередной раз чуть не опрокинув их с Дженсеном на пол. Голос Клиффа, выкрикивающего их имена, пробился сквозь гул крови в ушах, и реальный мир, смазанный было догнавшим Джареда шоком, вернулся, обрушиваясь на него кашлем, тошнотой, резью в глазах, а «на сладкое» – полной дезориентацией в пространстве. Он из последних сил вцепился в мало что соображающего Эклза, пытаясь подтолкнуть того к приоткрывшимся дверям, но если бы не помощь Клиффа, буквально выдернувшего их обоих из горящей квартиры, а потом на себе спустившего по лестнице, чуть ли не под мышками таща, словно папаша двух карапузов, дальше порога они с Дженсеном скорее всего не ушли бы.
Пожарные и медики подъехали к дому в считанные минуты, да и за копами не заржавело – похоже, Костерман набрал 911, едва заметив в окне отблески пламени. Джаред даже с мыслями собраться не успел, разве что снова научиться дышать, не выкашливая легкие, и хоть немного унять подкатывающую к горлу тошноту. Дженсена, полулежащего рядом на капоте, почти сразу вывернуло, скрутив спазмами, переходящими в пьяные, сухие рыдания, и Падалеки понадобилась вся его выдержка, чтобы удержать в повиновении собственный желудок. Запах дыма и горелого мяса, казалось, пропитал их обоих насквозь, и Джаред даже подумал мельком, что эту одежду просто выбросит, вместо того чтобы отдать, как обычно, в приют для бездомных. Впрочем, это была единственная его более-менее ясная мысль до того момента, как их с Дженсеном взяли в оборот ребята из службы спасения. Привычный мир Джареда, может, и не разлетелся на осколки, как это случилось сегодня с Эклзом, но после пережитой встряски мозг Падалеки упорно отказывался воспроизводить что-то еще кроме отпечатавшихся в подкорке образов Данниль на потолке и бьющегося в истерике Дженсена.
Домогательства медиков, впрочем, слегка отвлекли его, а кислородная маска, показавшаяся просто манной небесной, довольно быстро помогла забыть о собственных болячках и тараканах и сосредоточиться на Эклзе, от одного взгляда на которого внутри все начинало выкручивать, словно мокрое белье при отжиме. Падалеки и на съемках-то становилось ужасно муторно, когда Дженсен изображал «Дина страдающего», а уж видеть его таким в реальной жизни и знать, что ничем не можешь помочь…
Да еще эта неуместная, едкая, как желчь, ревность, вызывающая у Джареда стыд и отвращение к самому себе! Он понимал, что состояние Дженсена во многом связано именно со сверхъестественными обстоятельствами случившегося, да и приличная доза алкоголя наверняка усугубила его реакцию. Однако видеть, как тот убивается из-за смерти Данниль, все равно было, словно ножом по сердцу, и Джаред, пусть и чувствовал себя эгоистом и сволочью, ничего не мог с этим поделать.
Дженсен вроде бы слегка успокоился – по крайней мере, больше не дрожал и не давился слезами, хотя, возможно, все дело было в уколе, который ему таки воткнули «добрые врачики». Но на окружающий мир он по-прежнему реагировал с заметным запозданием: как подвисающий компьютер, а на вопросы медиков и полиции отвечал невпопад и с таким неестественным равнодушием в голосе, что Джареду, вдруг ясно припомнившему начало серии 2.22, хотелось то ли завыть по-песьи, то ли как следует гавкнуть на кого-нибудь, сублимируя рвущие душу эмоции в трехэтажный мат.
Вот хоть на тех же копов, к примеру, которые заполучив, наконец, «свидетелей ужасного преступления» в свое полное распоряжение, наглели буквально с каждой секундой. Хорошо еще, что их главного, представившегося детективом Роше, устраивало пока, что на большинство вопросов отвечает только Джаред. Нет, офицер. Да, офицер. Понятия не имею, офицер. Но Дженсену ведь приходилось, как минимум, выслушивать это пережевывание деталей убийства, и когда так называемая дача показаний, все больше напоминавшая натуральный допрос, пошла уже по третьему, если не по четвертому кругу, Джаред решил, что с него довольно.
– Думаю, на сегодня хватит, – процедил он, решительно поднимаясь с подножки «скорой помощи», на которой они с Дженсеном так и остались сидеть бок о бок после осмотра медиков. – Проявите хоть чуточку уважения к чужому горю, офицер Роше, не говоря уже об элементарном профессионализме. Мы и так сделали Вам одолжение, отвечая по десять раз на одни и те же вопросы, вместо того чтобы поехать в больницу или хотя бы домой, как советовал врач. Или, может, Вы нас в чем-то подозреваете? – демонстративно расправив плечи, Падалеки с недобрым прищуром надвинулся на выпившего из них все соки полицейского. Успешно эксплуатируя свой пиар-образ обаятельного раздолбая, он давно научился не подавлять окружающих комплекцией и ростом, но, как Сэм из милого улыбчивого щеночка мог в мгновение ока превратиться чуть ли не во вселенское зло во плоти, так и Джаред, когда хотел, с легкостью использовал свои габариты в качестве психологического преимущества. – Серьезно, детектив, это ваше снятие показаний, – изобразив пальцами кавычки, Падалеки буквально навис над в принципе не маленьким копом, – уже выходит за всякие рамки. У меня паранойя развилась из-за стресса, или простых свидетелей с таким усердием обычно не прессуют?
– Джей, по-моему, ты передергиваешь! – Джаред почувствовал, как вставший на ноги Дженсен прикасается ладонью к его спине, согревая и успокаивая, как делал это во времена третьего сезона, когда у Падалеки, слишком вошедшего в роль, в очередной раз начинали сдавать нервы. – Человек просто делает свою работу.
– Это какую же такую работу? – обернувшись к Эклзу, он чуть посторонился, со смущением сообразив, что инстинктивно загораживает того от полицейских, будто разъяренная мамаша-медведица. – Доводить людей до нервного срыва?
В глазах Дженсена что-то мелькнуло. Такое еле уловимое удивление, благодарность и мягкое, глубокое тепло, появлявшееся в них всякий раз, когда Джаред прикрывал друга перед фанатами, разъяренным Крипке или даже Джоанной[1], попортившей в свое время им обоим немало крови. Странно, но имея старшего брата и кучу брутальных и искренне любящих его друзей, Эклз как будто не привык, чтобы кто-то его защищал. Хотя, возможно, он этого у Дина понабрался? Большую часть времени Дженсен разнился со своим прежним «Я», как день и ночь, но иногда он вдруг начинал вести себя настолько по-диновски, что Джареду приходилось ежеминутно напоминать себе, на каком свете он находится.
Вот и сейчас лицо этого упрямца сложилось в хорошо знакомое Падалеки искусственно-нейтральное выражение, которое Эклз до недавнего времени использовал с кем угодно, но только не с ним. Впрочем, никто другой, кроме, может быть, семьи Дженсена, никогда и не догадался бы, что все это чистой воды притворство – настолько хорошо тот играл лицом, изображая малейшие оттенки эмоций идеально выверенными движениями губ, бровей, напряжением скул и даже дрожью ресниц. О да, Эклз тоже умел прятаться под маской, хоть она и отличалась от той, что «надевал» обычно Дин, как изящное изделие из муранского стекла от шлема самурая. Разве что слова были все те же, неизменно вызывающие, что у Сэма, что у Джареда желание как следует пнуть этого упертого идиота с неистребимым комплексом мученика:
– Я в порядке, – произнес Дженсен усталым, но совершенно спокойным голосом, и Падалеки едва удержался, чтобы не возвести глаза к небесам, моля кого-нибудь, кто там еще остался, о безграничном терпении. С этим качеством у него и в прошлой-то жизни был большой напряг, а теперь и подавно. Хорошо хоть с контролем над гневом проблем пока нет, потому что если к буйному темпераменту Джареда Падалеки приплюсовать ярость Сэма Харрисона… Черт, одним Апокалипсисом тут дело не обойдется!
– Дженс, хоть сейчас-то передо мной не притворяйся, – сипло попросил он, моля глазами: «Пожалуйста!», и добавил уже громче, совсем другим тоном, и, самое главное, не пытаясь больше сдерживать дерущий горло кашель: – Если ты умудряешься как-то держаться, а я не потерял голос, наглотавшись дыма, это не значит, что нам можно устраивать здесь проверку на прочность.
– Вы правы, мистер Падалеки, детектив Роше слегка перегнул палку, – низкий, но мелодичный женский голос за спиной заставил Джареда обернуться, оказываясь лицом к лицу с маленькой полноватой шатенкой в типичном обмундировании правительственного служащего – строгом костюме и длинном темном плаще. То есть не лицом к лицу, конечно, а, скорее, грудью к макушке, но богатырское сложение Падалеки эту пигалицу, казалось, совсем не волновало, и когда женщина вытащила из кармана удостоверение с практически родной ему аббревиатурой, Джареду стало понятно почему. – Агент Уитней, канзасское отделение ФБР. Я только час назад прилетела из Топики[2], как раз разговаривала с главой ванкуверской полиции, когда пришло сообщение о пожаре. Мы действительно не имели права так давить на вас, но необычные обстоятельства этого дела всех здесь немного выбили из колеи.
– В каком смысле необычные? – уточнил Джаред, чувствуя противный холодок вдоль позвоночника.
Он не сказал копам, где именно они нашли Данниль, отделавшись обтекаемым «посреди комнаты», а Дженсен, хоть и посмотрел на него странно, не стал ничего добавлять, наверно, решив, что ему самому все просто привиделось спьяну. Но что, если этот демон оказался не так силен, как его предшественники, и комната, где произошло убийство, не выгорела подчистую? Вдруг ворвавшиеся в квартиру пожарники успели что-то увидеть – например, остатки тела, пришпиленного к потолку, или характерный отпечаток на закопченном перекрытии?! Вот только что здесь тогда забыл агент ФБР, прилетевший прямиком из Канзаса? Если только… Черт, нет! Нет-нет-нет. Мысленно сделав глубокий вдох-выдох, Джаред заставил себя успокоиться и обратиться к логике, а не эмоциям. Так, Джей, давай-ка без паники! В Техасе есть свое собственное отделение бюро, и если бы черноглазая тварь добралась сначала до мамы или миссис Эклз, сюда приехали бы федералы из Остина[3], а не Топики. Но что там опять в этом многострадальном Канзасе? Дурное предчувствие зашевелилось внутри внезапно вернувшейся тошнотой, и Джаред с досадой подумал, что раньше у него желудок был куда как крепче. Хотя чего тут, собственно, удивляться: повскапывай-ка с двенадцати лет свежие могилы, и тебя уже никакая вонь с ног не собьет.
Впрочем, Падалеки удалось довольно быстро взять себя в руки, а агент Уитней, если и заметила, что он вдруг сравнялся цветом лица с бледным, как нежить, напарником, то, вероятно, списала это на отравление угарным газом. Да и от ее слов, по правде говоря, немудрено было последнее самообладание растерять.
– Это пока только предположение, но, похоже, убийство жены мистера Эклза связано с другим страшным преступлением, произошедшим сутки назад в Лоуренсе. Прошлой ночью на кладбище Сталл группа неизвестных зверски убила семнадцать молодых женщин, – агент Уитней мрачно кивнула, когда ее собеседники обменялись полными понимания, потрясенными взглядами, бормоча себе под нос сакраментальные: «Вот дерьмо» и «О, Боже». – Мы не сразу связали случившееся с вашим сериалом, решили сначала, что это было сборище какой-то секты или подростков, играющих в ведьм и вампиров. Но трое выживших – мужчины, между прочим – объяснили, что это была тематическая вечеринка, посвященная «Сверхъестественному». Правда, это была единственная полезная информация, которую нам удалось от них добиться. Двое ничего толком не видели, поскольку… – агент Уитней смущенно кашлянула, – миловались в кустах, а третий до сих в пор не в себе. Твердит, что нападавшие были демонами.
– А Вы уверены, что это не его рук дело? – нахмурился Дженсен, и выражение лица у него на мгновение стало настолько «evil!Диновским», что Джаред даже пожалел мимолетно их несчастного фаната.
Да, парень выжил, но Эклз наверняка был не единственным, кто его заподозрил, не говоря уже о том, что, если бедняга продолжит болтать о демонах, от клейма психа ему вовек не избавиться. В довесок к хроническому алкоголизму. Потому что после такого или в охотники идут, на что способен, впрочем, далеко не каждый, или банально спиваются. Хотя одно другого не исключает, конечно. Немного больше текилы, немного меньше охоты на демонов, и так далее.
Джареду, если уж на то пошло, от этих новостей тоже захотелось как следует напиться, и плевать, что мутило его сейчас не только из-за того, что он дымом надышался, но и от приличной дозы спиртного, разлагаемой сейчас его бедным организмом. Параллель с визитом Азазеля в церковь Святой Марии в Ильчестере прослеживалась на раз-два, а значит, какой-то недобитый выродок из его команды действительно вознамерился организовать сиквел хоррор-блокбастера «Освободите Люцци». Джаред не знал, насколько это реально, учитывая, что все шестьдесят шесть Печатей вроде бы были восстановлены после того, как он совершил свой эпический прыжок в бездну, но если на горизонте уже успели нарисоваться ангелы, то, видимо, на этот раз тянуть волынку больше четверти века никто не собирался.
– Нет, парень был практически невменяем, – вздохнула между тем агент Уитней, и Падалеки усилием воли заставил себя сосредоточиться на разговоре, прикинув, что Апокалипсис за пять минут не наступит, а вот полиция и ФБР, если их не умаслить, вполне могут создать им дополнительные проблемы. – Те двое геев большую часть пути тащили беднягу на себе, и когда они покинули кладбище, резня еще была в самом разгаре. Услышав крики и увидев этого верзилу, до смерти перепуганного и бормочущего что-то о людях с черными глазами и перерезанных глотках, молодые люди решили не заморачиваться, что к чему, а от греха подальше унести оттуда ноги. Так что мы даже не знаем, сколько всего было нападавших. Собственно, мы вообще ничего больше не знаем, кроме неподтвержденного факта, что на убийцах были черные линзы вроде тех, что носят ваши актеры, изображающие демонов.
Агент Уитней раздосадовано покачала головой, видимо, не слишком одобряя поведение трех взрослых мужчин, трусливо сбежавших, не удосужившись хотя бы разобраться, что происходит, и бросив беззащитных женщин на растерзание неизвестно кому. В чем-то она была, пожалуй, даже права – если вынести за скобки момент с демонами, но Джаред-то насмотрелся в свое время, как самые мужественные и волевые люди при встрече с нечистью ломаются, превращаясь в жалкие половые тряпки. Так что паническое бегство тех двух парней, как и посттравматический шок третьего, ему были вполне понятны. Черные глаза, значит! Ну, хорошо хоть не белые, желтые или еще какие цветные. С демонами высшего ранга он сейчас не сдюжит, даже вернув себе кольт.
– Такие линзы достать не проблема, – хрипло заметил Дженсен, а Джаред активно закивал, решив, что пора бы и ему обозначить свое участие в разговоре. Он был безумно рад, что Эклз вынырнул, наконец, из астрала и пошел на контакт, но пускать его общение со стражами порядка на самотек, блуждая в это время в собственных мыслях, было просто-напросто опасно. Не дай Бог, еще ляпнет что-нибудь про потолок или, того хуже, про откровенно сверхъестественный душок дела.
– Сейчас можно хоть доллары себе в глаза заказать, как у дядюшки Скруджа, хоть сердечки или спиральки, как у героев аниме, – подхватил Падалеки, состроив лучшую задумчиво-разочарованную мордочку Сэма Винчестера. – Не удивлюсь, такие черные штуковины есть у половины наших фанатов. Может, их вообще как сувениры продают, надо в каталог глянуть.
– Да, проследить эти линзы практически нереально, – поправив отвороты плаща, согласилась агент Уитней, – но сам факт их использования свидетельствует, что трагедия в Лоуренсе и убийство супруги мистера Эклза никак не могут быть роковым совпадением. Оба преступления явно инсценированы в соответствии с сюжетом «Сверхъестественного», и те, кто это сделал, не какие-то там сталкеры, умудрившиеся найти друг друга через форум и слетевшие с катушек под действием эффекта толпы. Это настоящие социопаты-шизофреники, способные на что угодно, и я готова поставить свой значок, что так просто они не успокоятся.
Джаред даже поежился слегка, когда взгляд женщины вдруг на секунду потемнел, став острым, как меч из дамасской стали, виденный им в музее. Да, с этой джи-вумен[4] определенно могут возникнуть проблемы, причем такие, что их с Дином покойный фанат-фэбээровец на ее фоне покажется лишь досадной мелочью, вроде плохо заточенного ножа или загнившего корня сновидений на дне багажника. Теперь-то, укокошив пару одержимых, они уже не смогут просто запрыгнуть в свою Шеви и затеряться в паутине американских дорог, а если «агент Скалли» будет перманентно дышать им с Дженсеном в затылок, все это закончится-таки тюремными нарами.
– То есть… Вы думаете это еще не конец? – выдавил из себя Джаред, просто потому что кто-то должен был это спросить, а Дженсен снова молчал, бледный и измученный, с такими темными кругами вокруг глаз, словно не спал, как минимум неделю.
– Уверена, – кивнула федеральша, и отблеск лисьей рыжины в ее каштановых волосах заставил Падалеки мысленно усмехнуться – а ведь действительно вылитая Джиллиан Андерсон. – Однако психопаты с подобными маниями, как правило, очень последовательны, и если мы разгадаем схему, согласно которой они действуют, то сможем предотвратить следующее убийство. Во время полета я прочитала транскрипты всех серий «Сверхъестественного», и теперь мне понятен символизм убийства семнадцати женщин на кладбище, где якобы находится дверь в темницу Люцифера. Но вот смерть жены мистера Эклза в картину, на первый взгляд, не вписывается, ведь в сериале, насколько я поняла, одна за другой трагически гибли возлюбленные Сэма, а не Дина.
Агент Уитней сочувственно поморщилась, взглянув на Дженсена, с каждой секундой все больше напоминающего собственную тень, и Джаред вдруг подумал с сосущим чувством под ложечкой, что с этими играми в «Мыслить, как преступник» пора срочно завязывать. Дженс и так уже держится на чисто диновом упрямстве, которого, как известно, и на тридцать лет может хватить, но кому, черт побери, сейчас нужны подобные подвиги? Чего Падалеки уж точно не хотел вспоминать из прошлой жизни, так это как собирать любимого человека из осколков. Тем более что в тот раз у него все равно ни хрена не вышло!
– Это только потому что у Дина раньше не было настоящих отношений! – с неожиданным жаром произнес Дженсен, почти срываясь на хрип, и Джаред едва не задохнулся от боли и горечи, пропитавших его голос, как кровь одежду над рваной раной. – Но теперь у него появилась Лиза, и неизвестно, какую подлянку наши сценаристы-садисты в конечном итоге припасли для нее. Не говоря уже о фанатах! – последнее слово Эклз практически выплюнул, заставив Падалеки с тревогой оглядеться, на полном автомате «сканируя» лица собравшихся у желтой ленты людей. С такого расстояния услышать Дженсена смог бы разве что затесавшийся в толпе демон, но привычка следить за речью, выходя за порог квартиры, действительно стала для Джареда второй натурой. – Первый эпизод этого сезона официально заявлен, как «зеркало» пилотной серии, – продолжал горячиться Эклз, побледнев, кажется, еще больше, хотя минуту назад Падалеки был уверен, что это физически невозможно, – но фэнам ведь нет дела, что это означает лишь триумфальное появление Сэма и возращение примерного семьянина Дина к охоте! В сети уже таких страстей про Лизу напридумывали, что Эрик и Сэра кажутся добрыми сказочниками, а слэшеры так вообще всех женских персонажей шоу готовы на куски порвать. Но черт с ним, с сериалом, если бы они хоть в нашу с Джеем личную жизнь не лезли! Когда мы объявили о помолвках, Данниль… – зажмурившись на мгновение, Дженсен с такой силой сжал зубы, что Джаред всерьез испугался, что они сейчас просто раскрошатся, – Данниль и Женевьев буквально анафеме предали. Вся эта грязь на форумах и твиттерах, оскорбления, стопки писем с угрозами…
Письма с угрозами? Серьезно?! Джаред недоуменно нахмурился, с трудом удерживаясь, чтобы не обрушить на Дженсена град вопросов. Нет, он, конечно, знал, что большинство фанаток были, мягко говоря, не в восторге от их с Эклзом матримониальных планов – не заметить негатива, обрушившегося прошлой зимой на Женевьев и Данниль, мог только слепоглухонемой, каковым Падалеки определенно не был, хоть и игнорировал принципиально всю эту околослэшную кутерьму в Интернете уже года два. Но письма с угрозами, причем, судя по всему, не е-мейлы какие-нибудь, а настоящие бумажные! Очешуеть просто, как любит говаривать экранный Дин. Интересно, в чью же это светлую голову пришла мысль оставить Джареда в неведении? Эрика, Сэры… или самого Дженсена?! Раньше он очень часто вел себя по отношению к Джею, как самый настоящий старший брат, и даже теперь, когда в их отношениях пролегла все расширяющаяся трещина, Падалеки по-прежнему ощущал за спиной это ненавязчивое тепло братской заботы. На той же площадке, например, когда увлекающаяся натура и законченный трудоголик Джаред почти загонял себя, и лишь Дженсен мог вовремя вытащить его из образа обратно в реальный мир и вправить мозги, отправив отдыхать.
Впрочем, внешне Падалеки своей растерянности ничем не выразил, даже наоборот, заметив, как оживилась агент Уитней при упоминании писем с угрозами, он напустил на себя деловой вид и ненавязчиво так загородил спиной явно выдохшегося после эмоциональной вспышки напарника. Эклз тяжело дышал и с таким ощутимым напряжением в позе опирался рукой о дверцу фургона, что становилось ясно – он действительно дошел до предела, и его срочно нужно забирать отсюда, пока чего-нибудь не вышло. Джаред должен был удержать Дженсена, не дать ему рассыпаться на куски, по крайней мере, пока тот не окажется у него дома, подальше от любопытных глаз толпы и объективов камер слетевшихся, как стервятники, репортеров и папарацци. Апокалипсис, снова замаячивший в обозримом будущем стеной огня и реками крови, увы, не отменял того факта, что они с Эклзом по-прежнему оставались публичными людьми.
– Мне кажется, этот вопрос Вам лучше обсудить с нашей службой безопасности, агент Уитней, – прочистив горло, Джаред демонстративно вжикнул молнией на куртке, давая понять, что разговор закончен. – А теперь, если не возражаете, мы бы все-таки поехали домой. У нас был насыщенный день, бурный вечер и, как Вы сами понимаете, просто кошмарная ночь, – он вымученно улыбнулся, прекрасно зная, что даже намек на ямочки у него на щеках легко сгладит излишнюю категоричность предыдущей фразы. – Разумеется, если понадобится, завтра Вы можете располагать мной хоть целый день, но, по правде говоря, все что могли, мы уже рассказали детективу Роше. Разве что кто-то из съемочной группы что-нибудь подозрительное вспомнит.
По счастью, агент Уитней оказалась достаточно разумной и тактичной, чтобы наконец-то отпустить их с Эклзом восвояси, выразив соболезнования и успокоив на прощание, что пару дней их никто не побеспокоит. Конечно, Дженсену придется уладить кое-какие формальности, оформить и подписать ряд документов, но у полиции как минимум до послезавтра и без них дел будет по горло. Да вот хотя бы опросить всю съемочную команду и побеседовать с руководством CW, не говоря уже об осмотре места преступления, экспертизе и тщательном изучении вышеупомянутых писем с угрозами.
Про последние три пункта агент Уитней, впрочем, не упомянула, их Джаред додумал сам, пока они с Клиффом, тоже успевшим выдержать испанскую инквизицию в лице все того же офицера Роше, усаживали Эклза в машину. Нет, тот выглядел вполне вменяемым и адекватным: твердым шагом дошел до парковки, затем изящно, словно и не был накачан спиртным и лекарствами, нырнул в салон. Но вот выражение лица Дженсена в этот момент… В общем, Джаред и Клифф, не сговариваясь, сочли разумным загородить его своими телами от чужих взглядов.
В машине Эклз буквально растекся по сидению, уронив голову на спинку и с глухим стоном смежив веки. Падалеки даже решил, что тот просто вырубился, отдавшись, наконец, по власть алкогольно-наркотического коктейля в своей крови, но потом, приглядевшись, заметил слабый трепет золотисто-рыжих ресниц и капельки влаги, скопившейся в уголках глаз. В груди опять колюче, душно стянуло, и хотя это была не столько ревность, сколько тоска и боль, Джаред все равно почувствовал себя последней скотиной. Маяться из-за того, как много Данниль значила для Дженсена, теперь казалось почти кощунством, но любящему, исстрадавшемуся сердцу действительно не прикажешь. В такие моменты Падалеки начинало казаться, что он все себе придумал, и Эклз никогда не испытывал к нему чего-то большего, чем банальная похоть. То есть где-то там, в прошлом, оставались, конечно, еще дружеские и братские чувства, но Джареду-то, пусть он и отказался от большего собственными руками, этого было мало. Он хотел знать, быть уверенным, что Дженсен тоже его любит, потому что только эта мысль последние месяцы держала его на плаву и давала силы безукоризненно отыгрывать обе свои роли.
Но, слава Богу, здравый смысл довольно быстро возобладал над неуместными эмоциями. Для этого Джареду достаточно было лишь представить на месте друга себя. В последнее время они с Женевьев жили, как кошка с собакой, и речь даже пару раз всерьез заходила о разводе, но если бы с ней случилось то же, что и с Данниль… Ощутив тошнотворное головокружение, Падалеки с трудом удержался, чтобы не схватиться за телефон, особенно когда его мысли с жены перекинулись на родителей и сестру с братом. Но, во-первых, и в Л.А., и в Далласе сейчас была глухая ночь, а во-вторых, что бы он им сказал? Засыпьте все двери и окна солью и не выходите на улицу в ближайшую неделю, месяц, год?! Черт, как же все хреново-то! Скорее бы уже добраться до дома, уложить Дженса спать, а потом выяснить, наконец, что за дьявольщина – слово-то какое подходящее – здесь происходит.
Впрочем, когда Клифф, словно подслушав мысли подопечного, прибавил скорость, и машина тяжело подскочила на «лежачем полицейском», заставив Дженсена приоткрыть на мгновение мутные, полные слез глаза, все теории и планы Джареда дружно пошли лесом, напрочь вытесненные состраданием и беспокойством за друга. Обнять Эклза он, правда, так и не решился, хотя, наверно, стоило бы, а вот поближе придвинулся и через пару минут даже вжался плечом в плечо, делясь теплом и безмолвно предлагая поддержку. Как Джей и предполагал, в первую секунду Дженсен напрягся, как-то подобрался весь, словно собираясь выпрямиться на сидении или, того хуже, просто отстраниться. Но потом эта связь между ними, никогда не исчезавшая до конца, несмотря на все ссоры и недопонимания, медленно, но верно взяла свое, и к тому моменту, когда машина остановилась у многоэтажки, где обитал теперь Падалеки, Эклз, как и пару часов назад, сопел в две дырочки у него на плече. Джаред с трудом заставил себя его разбудить, наслаждаясь этими украденными у судьбы мгновениями близости.
Кое-как отделавшись от Клиффа, активно настаивающего на ночевке в апартаментах Падалеки, Джей буквально за руку довел спящего на ходу Дженсена до нужного этажа и, прислонив его к стеночке рядом со статуей гигантского комара, настороженно заглянул в квартиру, напрягая все свое охотничье чутье. Ловушки ловушками, но жилищу Джареда было так же далеко до антидемонического бункера Бобби, как самому Падалеки до человека, носившего имя Сэм Харрисон.
Чутье молчало, в отличие от пары четвероногих бестий, мгновенно унюхавших запах Дженсена и залившихся ликующим лаем, наверняка перебудив всех соседей. Эклз, во всяком случае, точно проснулся и даже улыбнулся слегка, сгребая-тормоша повизгивающих от счастья собак в бывшем когда-то их ежедневным ритуалом приветствии:
– Привет, живность! Соскучились, да? Соску-у-учились! – от души потискав Сэди и Херли и чуть ли на расцеловав их в морды, Дженсен вдруг крепко прижал их обоих к себе и, закашлявшись, обессилено уткнулся лицом куда-то между мохнатыми шеями. – Хорошие мои… Как же давно я вас не видел!
Не так уж и давно, подумал Джей, без привычного умиления наблюдая, как Эклз обнимается с его питомцами, по крайней мере, не многим дольше, чем с ним самим. Сообразив, что ревнует к собственным собакам, Джаред с трудом подавил истеричный смешок. Докатился, Падалеки! Мечтать оказаться на месте Херли, в которого Дженс сейчас вцепился, как испуганный ребенок в любимого плюшевого медведя – это уже диагноз. И ведь, самое главное, Эклз не потому так отчаянно приник к собакам, что жутко соскучился за лето! Он просто подсознательно ищет у них утешения – уж Джареду ли не знать, насколько спокойнее становится, если свернуться клубком рядом с этими живыми грелками. Дженсену плохо, а он тут опять со своими собственническими закидонами!
Эклз, наконец, встал с корточек, старательно пряча лицо, и Падалеки испытал почти непреодолимое желание побиться головой о стену. Куда, ну вот куда девается его хваленое красноречие в подобных случаях? Выдавить из себя дежурные слова соболезнования кому-то чужому – на это Джаред еще способен, но когда беда случается у кого-то действительно ему небезразличного, он словно голоса лишается от невыносимой неловкости, не в состоянии сказать даже элементарного: «Мне очень-очень жаль, старик!».
– Может, выпьешь чего-нибудь? – спросил Джей, чтобы хоть как-то нарушить становившееся мучительным молчание, и слегка посторонился, пропуская Дженсена и вьющихся вокруг него собак внутрь квартиры. – Я имею в виду, сока, кофе или чая с травками, – поспешно добавил он, с испугом заметив, что Эклз, и без того не отличавшийся здоровым цветом лица, мгновенно стал прямо-таки трупно-зеленым.
– Нет, спасибо, – Дженсен провел рукой по лицу чисто диновским движением и, не сдержавшись, широко зевнул, даже сейчас пытаясь интеллигентно прикрыть рот ладонью. – Мне бы в душ и упасть на какую-нибудь горизонтальную поверхность. Не знаю, чем там меня накачали, но, кажется, еще минута, и я усну стоя, как лошадь.
– О! – не зная, что еще сказать, Джаред закрыл входную дверь и зачем-то поправил ногой коврик у порога, привезенный им из старого дома. У Дженсена, кстати, точно такой же был, только новый, и уж точно без Ключа Соломона, нарисованного с изнанки. – Ванная там, – Падалеки неопределенно махнул обеими руками в направлении санузла, но Эклз, как выяснилось, и сам прекрасно помнил, где у него что находится.
– Я знаю, я же был здесь на твое новоселье, забыл? – криво усмехнувшись, Дженсен вдоль во стеночке двинулся вглубь квартиры.
Джаред невольно поморщился, устало проводив его полным тоски и раздражения взглядом. Ну да, был, вместе с еще чертовой уймой народу, которую Падалеки наприглашал, чтобы «отпраздновать» свое отселение от Эклза. А он ведь не хотел продавать их дом! В конце концов, Женевьев и Данниль очень редко выбирались в Ванкувер, так что разъезжаться, дабы вить для будущих жен семейные гнездышки, по мнению Джареда, не имело ни малейшего смысла. Но Дженсен, как выяснилось, считал иначе, и когда он в n-дцатый раз заговорил о продаже дома, Падалеки, в тот день реально дошедший до точки, послал все в одно место и рявкнул «Да, хорошо» с таким видом, словно был Сэмом, дающим согласие Люциферу. Кажется, это было предпоследним гвоздем в крышку гроба их дружбы. Финальным аккордом стала та безобразная ссора накануне мальчишника, и, честно говоря, Джаред до сих пор чувствовал себя в долгу перед Дженсеном за то, что тот простил его и все-таки приехал на свадьбу.
Тяжело вздохнув, Падалеки приласкал бодающих его ноги собак и направился в спальню, чтобы перестелить постель, пока Эклз в душе. Помимо кровати в квартире было только одно спальное место – диван, где он сам мог поместиться, лишь сложившись втрое, но устраивать там Дженсена… Джаред только надеялся, что тот окажется в достаточно спящем режиме, чтобы не начать спорить по этому поводу.
Сменив постельное белье, он быстро переоделся и засунул всю эту грязную кучу в нижний, пустующий, ящик комода. В стиральную машину переложить можно будет и завтра, хотя Падалеки сильно сомневался, что его сегодняшние шмотки спасет даже кипячение в семи водах. Наверно, их и впрямь лучше выкинуть. И эклзовские тоже… О, черт, Дженсен! Ни хрена уже не соображающий, он в лучших традициях мыльных опер учесал в ванную, не захватив с собой сменной одежды. Вот ведь засада какая! Если это сонное недоразумение выпрется из душа в одном полотенце…
Лихорадочно разрыв полки с бельем, Джаред выдернул оттуда упаковку с новыми боксерами плюс свою самую маленькую, да еще севшую после стирки футболку и, тихонечко подкравшись к двери ванной, с придыханием надавил на ручку. Как он и предполагал, запереться Дженсен забыл, так что первый пункт операции прошел на ура, тем более что Джею даже внутрь заходить не пришлось – лишь протянуть руку и бросить чистые вещи на крышку стиральной машины. А вот со второй частью, как он и боялся, вышла накладка – вслепую он умел метать только ножи, да и то в прошлой жизни, а полупрозрачная душевая кабинка с мужским силуэтом внутри притягивала его взгляд сильнее, чем в свое время демонская кровь на лезвии. Впрочем, бороться с искушениями Джареду было не привыкать, так что он выскочил из ванной, успев разглядеть лишь, что Дженсен неподвижно стоит, упершись руками в стену и позволяя струям воды хлестать себя по спине с таким напором, что циркулярному душу впору было нервно курить в сторонке. Ну, хотя бы не уснет! Возможно, медики со «скорой» и знали, что делали, но Джей в свое время на собственном опыте уяснил, что алкоголь с химией ни хрена не дружит.
Подумав, что ему самому чашечка кофе точно не помешает, да и собак надо покормить, Джаред направил стопы на кухню. У него были большие планы на остаток ночи, но только после того как Дженсен крепко уснет. И нет, он не собирался дрочить под гейскую порнушку, представляя на месте героев себя и дрыхнущего за стенкой Эклза! Все было гораздо хуже.
Джаред как раз сообразил себе чашечку черного, но очень сладкого кофе, когда дверь в ванную негромко хлопнула, и по коридору прошлепали босые ноги слегка пошатывающегося на ходу Дженсена. Наверно, следовало бы сейчас предоставить его самому себе, но черт дернул Падалеки выглянуть из кухни, чтобы убедиться, что тот пошел в спальню, а не к дивану-недомерку в гостиной. Горячим кофе он не обварился только чудом, потому что образ полуголого Дженсена, исчезающего в дверях его спальни, впечатался Джареду не то что в сетчатку – в сам глазной нерв. Зрение затуманилось, руки задрожали, и чашка с кипятком угрожающе наклонилась, грозя опрокинуться в лучшем случае ноги, а в худшем – на самое ценное, что есть у мужчины, тем более что оно как раз потяжелело и зашевелилось, ощутимо увеличиваясь в размерах.
Опасность остаться импотентом Джея немного отрезвила, но он все равно, как крыса за дудочкой, потянулся вслед за Дженсеном в спальню. Вошел и снова чуть не опрокинул на себя кружку, которую, загипнотизированный видом Эклза в полотенце, оставить на кухне, естественно, не подумал. Видимо, Дженсен действительно был в полном неадеквате, если не только не заметил чистую одежду у себя перед носом, но и не догадался попросить ее у Джареда. Собственно, он и до спальни-то, похоже, еле дошел и, увидев перед собой кровать, не лег даже – рухнул на нее как попало: пятки свисают с края, голова лежит на расстоянии доброго фута от подушки, а одеяло, заботливо откинутое Падалеки, сиротливо приютилось на другой половине кровати, потому что самостоятельно укрыться Эклз был, разумеется, не в состоянии.
Джареда окатило жаром, и он от греха подальше поставил несчастную чашку на комод. Дженсен Эклз, раскинувшийся на его кровати в позе морской звезды, да еще задницей кверху – от этой картины у Падалеки закипали не только мозги, но и кровь, а также все прочие телесные жидкости. Чувствуя себя перевозбужденным тинейджером, он облизал пересохшие разом губы и сделал неуверенный шаг к постели. Стоило бы, конечно, выместись из комнаты как можно скорее, не подвергая себя этой сладкой, но от того не менее мучительной пытке, однако Джаред вдруг некстати вспомнил, как его предыдущее «Я» часами сидело по ночам на своей кровати, любуясь на спящего Дина, и остатки его воли стремительно растаяли, будто соль на снегу.
Падалеки уже и не помнил, когда последний раз видел Эклза хотя бы в футболке – кажется, на Рим-коне, и благодарить за это надо было исключительно невыносимую жару в зале, где проводилась конвенция. По молчаливому уговору, они уже больше года старались не травмировать нежную психику друг друга лишней обнаженкой, а после съемок Джареда топлесс в третьем эпизоде Дин, по настоянию Дженсена, стал спать исключительно в одежде. В общем, ничего удивительного, что Падалеки так повело от одного взгляда на обнаженного Эклза. То есть не совсем обнаженного, конечно, полотенце на бедрах у него все же осталось, но это был далеко не тот парус, в который, к примеру, драпировался Сэм в первом сезоне. Обычное банное полотенце, на самом Джареде смотревшееся, как набедренная повязка, а на Дженсене оно еще и задралось немного, когда тот неуклюже плюхнулся на кровать. У Джея аж пальцы заболели от желания прикоснуться, провести рукой по теплой коже бедра, чувствуя, как щекочут ладонь рыжеватые волоски… приподнять еще немного край полотенца, открыв манящие ложбинки под ягодицами.
Господи! Отдернув руку, Джаред поспешно накинул на друга одеяло и вылетел из комнаты, словно все ветры Земли дули ему в спину. Через полминуты он, впрочем, вернулся, чтобы забрать свой кофе и положить на тумбочку у кровати невостребованные Эклзом боксеры и футболку. При этом рамочка с фотографией – они двое в обнимку с Колином и Риджем[5] на съемках «Очень Сверхъестественного Рождества» – чуть не свалилась на пол, но Дженсен и ухом не повел, похоже, и впрямь вырубившись напрочь, словно перегоревшая лампочка. Что ж, это к лучшему. По крайней мере, Падалеки мог спокойно заняться своими делами, не опасаясь, что Эклз его застукает.
Из самого дальнего угла уже успевшего зарасти хламом стенного шкафа он извлек коробку из-под елочных украшений, хотя то, что лежало внутри, к новогодней мишуре имело не больше отношения, чем изображенный на крышке «толстячок в подгузнике» к реальному херувиму. Все эти вещи Джаред собрал еще несколько месяцев назад, но вот использовать по назначению так и не собрался – достаточно веского повода не нашлось, да и страшновато немного было, если честно. Впрочем, на сей раз ему, по всей видимости, тоже не суждено было повторить подвиг Дина, умудрившегося однажды призвать ангела с помощью примитивного спиритического ритуала. За спиной у Джареда раздался странный шорох, подозрительно напоминающий шелест крыльев, непонятно откуда взявшийся порыв ветра взлохматил его волосы, и незнакомый мужской голос со смутно знакомой интонацией мягко произнес:
– Здравствуй, Сэм!
______________________________________
[1]Джоанна Крупа – скандальная модель «Плейбоя», с которой Дженсен встречался в 2005 году.
[2]Топика – столица штата Канзас.
[3]Остин – столица штата Техас.
[4]Джи-вумен – игра слов, родившаяся из прозвища «джи-мен», которым «Мина» из эпизода 4.05 «Ужастик» наградила Дина, изображавшегося агента ФБР. Есть байка, что в 1933 году гангстер Келли-Пулемет закричал фэбээровцам при аресте: «Не стреляйте, джи-мены, не стреляйте!». С тех пор для простых американцем это прозвище стало почти синонимом «специальных агентов».
[5]Колин Форд и Ридж Кэнайп – маленькие Сэм и Дин из эпизода 3.08 «Очень Сверхъестественное Рождество».

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 2 от 06.02)

Сообщение Гадюка подколодная » 07 фев 2020, 12:18

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 2 от 06.02)

Сообщение melinda52 » 07 фев 2020, 16:00

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 2 от 06.02)

Сообщение Allinor » 07 фев 2020, 17:58

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 2 от 06.02)

Сообщение GirlShotFirer » 08 фев 2020, 11:35

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 2 от 06.02)

Сообщение Muse » 08 фев 2020, 21:20

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 2 от 06.02)

Сообщение КейДи » 11 фев 2020, 19:18

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 2 от 06.02)

Сообщение Phelishia » 22 фев 2020, 21:09

Гадюка подколодная, melinda52, Allinor, КейДи, спасибо! Надеюсь, продолжение вас не разочарует.

Ох, по себе знаю, как это – напрягать всю силу воли, чтобы не вцепиться в очередной ВИП. Но, как правило, мне ее не хватает, и я потом тоже мучительно ожидаю продолжения.

О, а для меня слово « кроссовер» наоборот настоящая заманиловка!

– Джаред. Меня теперь зовут Джаред, – сипло поправил гостя Падалеки, беззастенчиво разглядывая красивое, породистое лицо, серые глаза и иссиня-черные волосы его новой оболочки. Ничего общего с Мишей Коллинзом, а вот на настоящего Джимми, пожалуй, немного похож, особенно в очередном плаще, правда, на сей раз темном и достаточно стильном. И на кого-то еще, хотя Джей, как ни старался, не мог понять на кого именно. – Привет, Кас! Жаль, не могу сказать, что рад нашей встрече.
Он глубоко вздохнул, отчаянно труся спросить у Кастиэля в лоб, что за дерьмо здесь творится. Несмотря на всю свою решимость разобраться с происходящим, в глубине души Джаред пока не был готов снова стать Сэмом Харрисоном и очертя голову ринуться в разборки с демонами. Для него и ангел-то, материализовавшийся посреди гостиной, стал изрядным шоком, пусть даже Падалеки сам собирался его вызвать. Хотя, с другой стороны, кто мешает ему начать с какой-нибудь нейтральной темы? В конце концов, вопросов к Кастиэлю у него накопился вагон и маленькая тележка.
Кстати, о тележках…
– Вижу, у тебя новый сосуд, – каркнул Джаред, с раздражением гадая, из-за пожара у него сейчас першит в горле или просто от нервов. – Случаем, не родня Джимми?
– Родня. Джимми воссоединился с семьей своей, когда я, по истечении трех лет после заточения Люцифера и Михаила, покинул Землю, но ему не было суждено дожить до старости, – на каменном, как в самом начале их знакомства, лице Кастиэля, ничего не отразилось, но Джаред готов был поклясться, что глубоких глазах цвета стали плеснула искренняя, человеческая печаль. – Автокатастрофа, никак не связанная со сверхъестественными силами, – взглянув на тщетно пытавшегося прокхекаться актера, ангел шагнул ближе и без предупреждения коснулся двумя пальцами его плеча. – Посему, когда пять лет назад снова мне понадобился сосуд, я обратился к внуку Джимми Кристоферу.
Падалеки благодарно кивнул, перестав, наконец, чувствовать себя так, словно его голосовые связки обваляли в толченом стекле:
– Сыну Клер?
– И Бена.
– Бена? Какого Бена?! – опешил Джаред, внезапно понимая, кого еще ему напомнил новый сосуд Кастиэля. – Брейд… тьфу, Бреннана? – иногда он готов был прибить Крипке за эту путаницу с придуманными фамилиями в сериале. – Бен и Клер? Приемный сын Дина и дочь Джимми?! Что, правда?
– Дин оберегал семью Джимми, как и поклялся, помогал им, а после гибели Лизы стал привозить к ним Бена, – невозмутимо пояснил Кастиэль. – Его и Клер связали сначала узы дружбы, а потом и любви – общая тайна сблизила их. Сей союз так и не стал браком, заключенным на небесах, но он принес свои плоды: Кристофера и его сестру Лиз.
– Они тоже знают об ангелах и демонах? Кристофер поэтому дал тебе свое согласие?
– И посему тоже, хотя ближе к истине было бы сказать, что он молился и был вознагражден.
– Как Джимми? – язвительно хмыкнул Джаред и почти сразу пожалел о своей резкости. Он понимал, что ведет себя с Кастиэлем не слишком-то дружелюбно, словно ангел снова в чем-то перед ним виноват, но ничего не мог с собой поделать. Во-первых, рыльце у Каса, и правда, было в пушку, а во вторых, Джаред, когда сильно нервничал, становился такой задницей, что сучащийся Сэм на его фоне выглядел просто девочкой-ромашкой. – Говоришь, ты спустился на Землю пять лет назад? Тогда почему я всю весну натыкался на «Абонент недоступен», пытаясь до тебя дозваться?!
– Понеже, свершив все, что было необходимо, я вновь вознесся на Небеса, – в серых глазах Кастиэля снова что-то промелькнуло, и Джаред с облегчением подумал, что за четверть века их крылатый приятель все же не забыл окончательно, что значит быть человеком. – Я не Господь и не слышу молитвы всех, ныне живущих на Земле, а в Раю ангела достичь способен лишь зов его сосуда или кого-то, кто связан с ним особыми узами. Дина я бы услышал, ибо когда-то вынес его душу из Ада и воскресил. Тебя – нет. Прости, Сэм… Джаред. Но не думай, что я покинул вас с братом! Проверял я, как вы по истечении каждого года, что снималось «Сверхъестественное», посему ведомо мне было, что рано или поздно память вернется к вам.
– То есть ты именно ради этого поменял свой ангельский меч на лиру музы? – уточнил Джаред. – Подбросил мой дневник режиссеру, задумавшему снимать сериал про городские легенды, и позаботился, чтобы сценарий потом попал к нашим с Дженсеном агентам? А не слишком ли сложно и зыбко? Мне вот пять с половиной лет понадобилось, чтобы все вспомнить, а Дженс так до сих в счастливом неведении пребывает… Ну, по крайнее мере, был до сегодняшней ночи. После такого не удивлюсь, если память начнет потихоньку к нему возвращаться, – бросив непроизвольный взгляд в сторону спальни, Падалеки нервно провел лучше ладонью от переносицы до подбородка. – Черт, а не проще ли было подбросить мне этот несчастный дневник? Потому что затея с сериалом… А вдруг демоны вышли на нас именно благодаря «Сверхъестественному»?
– Уверен я, что работа ваша не связана со случившимся, – качнул головой Кастиэль, – тут все сложнее и в то же время много проще. Подбрасывать же тебе дневник не имело под собой смысла, ибо ты не вспомнил бы ничего, если бы не жил этим, пусть и придуманным для тебя миром, целых пять лет. Вы с Дином… Дженсеном не то что не узнали друг друга при первой встрече, вы даже познакомиться сами не могли, несмотря на то, что у вас уже тогда было много общих знакомых, и вы несколько раз… – ангел смущенно замялся, как и всегда, когда он пытался вставить в свою речь современное сленговое выражение, – пересекались на модных тусовках. И это после того, как души ваши притянуло друг к другу сквозь пространство, время и стены огненной Клетки! Посему решил я, что Силам Судьбы должно немного подсобить. Ибо поклялся я брату твоему, что однажды вы с ним встретитесь вновь.
Кажется, Кастиэль собирался добавить что-то еще, но Джаред, растерявший после его слов остатки хладнокровия, буквально слетел с дивана, чуть не перевернув при этом коробку с магическими прибамбасами и только невероятным усилием удержавшись от того, чтобы не вцепиться обеими руками в шлевки ангельского плаща.
– Подожди, какое отношение наши с Дженсеном духовные узы имеют к моему спасению из Клетки Люцифера? – выпалил он, судорожно припоминая все, что вычитал за последние несколько месяцев о реинкарнации и родственных душах, связь между которыми порой бывает настолько сильной, что сводит их вместе через годы и расстояние. – Нет, я все понимаю про это твое «притянуло»: мы оба родились в Техасе, с разницей аккурат в четыре года, оба отправились покорять Голливудский Вавилон, и у нас действительно еще до знакомства было полно общих друзей, которые нас рано или поздно свели бы. И впрямь Судьба! Две половинки одной души, которые всегда находят друг друга, и бла-бла-бла. Но не через решетку же дьявольской Клетки! Разве меня не Михаил с собой прихватил, когда сумел, наконец, разогнуть прутья? То есть я… – Падалеки внезапно осекся, запоздало осознав, как глупо все это звучит.
Да чтобы эта сволочь крылатая, плевать хотевшая, что после его разборок с братом Земля превратится в уголек, побеспокоилась о чей-то бессмертной душе? Не говоря уже о том, что это именно Сэм обеспечил архангелу каникулы на берегу огненного моря! Михаил, может, и игнорировал его там, в отличие от Люцифера, любившего на практике продемонстрировать своему сосуду, кто научил всему Аластара, но вот чтобы спасти… Да скорее Крипке и Гэмбл начнут прислушиваться к просьбам фанатов!
Жалобно взглянув на Кастиэля, Джаред практически рухнул обратно на диван:
– Но ты же сказал Дину… – он снова покосился в направлении комнаты, где спал пьяным сном измученный Дженсен. – Зачем ты ему соврал?
– Ложь во благо, – виновато вздохнул ангел, окончательно оттаивая и превращаясь в того Кастиэля, которого братья Харрисоны когда-то называли своим другом, – понеже знай Дин правду, неизбежно натворил бы глупостей. На самоубийство твой брат не решился бы, ибо это непростительный грех, но сложить голову на охоте, подсознательно ища смерти… Он не прожил бы долго, зная, что свобода твоя напрямую зависит от его перерождения. Безусловно, я мог бы, поведать Дину, что следующие потомки семей, ведущих свою родословную от Каина и Авеля, в коих вы могли бы возродиться, появятся на свет лишь по истечении одиннадцати и пятнадцати лет, и все это время он будет обречен на одиночество в вашем с ним Раю. Но ты ведь знаешь брата своего! Я так мыслю, это не удержало бы его от безрассудных поступков, на которые вы двое падки.
– Но, Кас, – пробормотал Джаред, не в силах отделаться от вгрызшейся в мозг мысли, из-за которой он, по сути, и не задумывался никогда о таком повороте событий, несмотря на то, что перелопатил в последнее время кучу соответствующей литературы. Отрицание, основанное на страхе и чувстве вины, способно даже гения превратить в тугодума. – Если наша с Дином связь настолько сильна – получается, что подставь я шею под чьи-нибудь клыки, когда после его смерти выходил на охоту пьяный вусмерть, мы точно так же возродились бы в новым телах? Выходит, я все-таки мог спасти брата?!
– Не мог, Джаред, не мучай себя, – покачал головой Кастиэль. – Есть… некие законы мироздания, подвластные лишь Отцу моему и действующие вне нашего разумения. Перерождение Дина вытянуло тебя из Клетки Люцифера, понеже создавалась она пленять ангелов, а не смертных. Тебе там не место было. Но Ад – это мир демонов и тюрьма для душ человеческих, не суть грешны они или связаны сделкой, как брат твой. Дин сам выбрал судьбу такую, и никакая связь между вами не могла это исправить. Ведома тебе заинтересованность в Апокалипсисе братьев моих, и нет сомнения во мне, что Захария нашел бы способ воскресить тебя, не дав возможности возродиться в новом теле.
Взгляд ангела наполнился сочувствием, скорее всего при воспоминании о том, насколько Сэм был сломлен после смерти Дина. Если бы не Руби… Черт, даже учитывая все, что натворила эта дрянь, Джаред не мог ее ненавидеть. Может, потому что теперь она невольно ассоциировалась у него с Женевьев, а может, из-за того что демонша действительно его спасла. Если бы не месть и тепло тела, которые подарила Сэму Руби, он мог бы просто не дожить до возращения брата, и Заку пришлось бы сильно попотеть, чтобы воскресить его, не вызвав ни у кого подозрений. В случае с Дином туманные фразы о его особой роли в предотвращении Апокалипсиса еще могли как-то прокатить, а вот с Сэмом, отравленным демонской кровью… Черт, Харрисоны не были настолько наивны, тем более что ангелы умудрились очень быстро разочаровать их и настроить против себя.
– Лысый ублюдок, наверно, наизнанку вывернулся, придумывая, как не дать мне самоубиться до возвращения Дина, – хмыкнул Падалеки, устало откидываясь на спинку дивана. Комментарий был скорее в духе Сэма, чем Джареда, но он уже давно начал замечать, что в мало-мальски напряженных ситуациях думает и реагирует, как младший Харрисон. Даже Чад, с которым они в последнее время почти не общались, заметил при встрече, что за эти полгода Джей изменился больше, чем за предыдущие пять лет. Винил он, правда, в этом неудавшийся брак Падалеки. – Кстати, Кас, я еще тогда хотел тебя спросить, – вспомнил вдруг Джаред, поднимая глаза на все так же возвышавшегося над ним ангела, – а что делали бы Желтоглазый и Захария, если бы мы, Харрисоны, оказались не настолько безумными, чтобы продавать души демонам? Что, если бы кто-то из нас просто умер и попал в Рай, лишившись шанса сломать Печати.
– Вероятно, дождались бы, когда возмужают иные потенциальные сосуды, – Кастиэлю, разумеется, даже в голову не пришло присесть рядом, а Джаред и не приглашал, помня, что несмотря на почти человеческие чувства и мимику, во многих вещах ангел всего лишь подражает людям. Неспособный ощущать усталость и, соответственно, боль в мышцах, он запросто мог простоять, не шевельнув пальцем, не только пару часов, но и день, ночь, да хоть целый год. – Немало на Земле потомков Каина и Авеля, разные линии крови время от времени скрещиваются, так что избранные, подобные тебе и Дину, рождаются каждые десять-двадцать лет. Двух младенцев из следующего поколения Азазель даже успел отметить, напоив своей кровью, прежде чем его план перешел в решающую стадию, причем один из них был фаворитом, таким, как ты, с чистейшей родословной и мощными латентными способностями. А после них потенциальным сосудам Михаила и Люцифера суждено было появиться на свет уже в семье Эклзов, затем – в твоей семье.
– То есть, сложись все иначе, парадным костюмом дьявола родился бы не я, а Дженсен? – ахнул Джаред со странной смесью ужаса и какого-то злорадного веселья.
К реальной жизни, впрочем, последнее чувство не имело ни малейшего отношения, скорее уж к сериалу, еще до возвращения памяти, занимавшему сорок процентов мыслей Джея (еще десять приходилось на родных, а остальные пятьдесят, вестимо, на Дженсена). Джареда порядком раздражало, что, начиная с четвертого сезона, Дина и Сэма постоянно позиционируют, как воплощения Света и Тьмы, хотя вины младшего Винчестера в том, что именно он, а не его брат, родился через девять с половиной лет после сделки, заключенной их матерью, уж точно не было, а вся эта история с Руби… Одна ошибка, пусть и роковая, еще не делает человека монстром!
– Случись так, что ваши с Дином души обрели бы покой на Небесах, разрушив планы Азазеля, то выбор его пал бы на семью, о которой поведал я тебе. На дитя, уже отмеченное его кровью, – Кастиэль слегка наклонил голову, словно к чему-то прислушиваясь, и тут же по паркету зацокали когтями наевшиеся до отвала Сэди и Херли. Незнакомец посреди гостиной их, вполне ожидаемо, ничуть не заинтересовал – в отличие от демонов и прочей нечисти, на ангелов домашние животные вообще никак не реагировали, так что собаки просто дотрусили до дивана и, запрыгнув на него, привычно расположились у Джареда по бокам большими теплыми клубками.
– Да, но если бы не было той семьи, а мы с Дином упокоились бы с миром, то оболочками могли бы стать Джош и Дженсен… хотя тогда он не был бы Дженсеном. То есть звали бы младшего сына Эклзов, наверно, так же, но без души Дина он был бы совсем другим человеком, даже внешне, учитывая, как мы похожи на себя прежних. Черт, мозги от этого всего просто закипают! – страдальчески скривившись, Джаред с силой потер виски, в которых давно уже пульсировала несильная, но весьма раздражающая боль. – Интересно все-таки, по какому принципу работают эти реинкарнации родственных душ? Вот Джош появился на свет, когда Дин еще был жив, поэтому, переродившись, тот стал Дженсеном. Но следующей у Алана и Донны планировалась дочка, так что я, а если конкретнее, реинкарнированный Сэм, родился уже в другой семье, где у деток оказался почти такой же набор генов. Мне, правда, одно непонятно тогда: почему Дин не переродился, как Джефф, у них ведь с Дженсом совсем небольшая разница в возрасте? Тогда мы снова были бы братьями.
– Ты действительно желаешь, чтобы братом твоим он был? – спросил Кастиэль, и Джаред почувствовал, что заливается краской под его внимательным, знающим, черт побери, взглядом ангела. – Кровным родственником, возлюбить которого так, как любишь ты, куда больший грех, чем плотское желание к человеку одного с тобой пола.
– Н-нет, – выдавил Падалеки, не зная, куда девать глаза. Обычно Кастиэль бывал довольно деликатен, для ангела, по крайней мере, но иногда он выдавал такое, что даже Дин терял дар речи, по-настоящему устыдившись, чего с ним не случалось, наверно, со средней школы. – Проклятье, Кас! – Джаред испытал непреодолимое желание уткнуться пылающим лицом в диванную подушку или, за неимением таковой в пределах досягаемости, в замшевый бок Херли. Да уж, одно дело сгорать от смущения, подозревая, что ваш крылатый хранитель видит тебя буквально насквозь, и совсем другое, когда тот внезапно озвучивает это вслух со своей типично ангельской прямолинейностью. – Напомни мне, за какие там еще грехи, кроме семи смертных, можно попасть на адскую сковородку? А то после всего, что с нами было, мое доверие к библейским истинам несколько пошатнулось.
– Любовь, пусть даже самая странная, в сей список не входит, – на секунду на лице Кастиэля появилось то мягкое, светлое выражение, которое сходило у него за улыбку, и Джаред незаметно перевел дыхание.
Не то чтобы он всерьез опасался попасть в Ад из-за того, что возжелал в прошлой жизни родного брата: в конце концов, за ним давно застолбили кусочек Райских угодий, и если уж его роль в освобождении Люцифера не привела к конфискации имущества, то переживать по этому поводу из-за неслучившегося инцеста или гомосексуальных наклонностей было попросту глупо. И Джареда даже не волновало, по большому счету, что думают об этом Небеса! А вот мнение одного конкретного ангела, которого он считал своим другом, – еще как.
Хотя не то чтобы Касу было о чем беспокоиться. Даже если Дженсен все вспомнит, еще не факт, что им удастся что-то склеить их тех осколков, в которые они уже дважды превратили свои отношения. Да и условия задачи с последнего раза не сильно изменились: у них все еще были семьи, карьера, а у Джареда еще и Женевьев. Глупо было думать, что, потеряв Данниль, Дженсен вдруг кинется искать утешения в его объятиях. Эмоциональный и непосредственный Падалеки на его месте, скорее всего, так бы и сделал, но Эклз… скорее Ад замерзнет! Он уже сейчас слишком Дин для этого.
– По крайней мере, теперь у меня будет два старших брата, – невесело пробормотал Джаред, зачесывая волосы назад типично сэмовским жестом.
Сообразив, что ляпнул последние слова вслух, он нервно дернулся, поднимая глаза на Кастиэля, но взгляд ангела, к его величайшему облегчению, остался совершенно безэмоциональным, потому что понимания и сочувствия на его лице Падалеки бы сейчас просто не вынес. В делах сердечных он вообще не терпел ни жалости, ни сострадания, если только те не шли от родителей или брата с сестрой, а после расставания с Сэнди, к его удивлению, еще и от семейства Эклзов. Джордан и Чад, пытавшиеся тогда утешать Джареда, как это водится у парней, огребли от него по полной, а вот Дженсен, после переезда в общий дом, носившийся с другом, как с тухлым яйцом, и разве что ватой его не обкладывавший, почему-то вызывал лишь теплое чувство в груди и по-девчачьи сопливое умиление.
– Должен ты узнать кое-что о братьях ваших, Джаред, – произнес Кастиэль, возвращая углубившегося в воспоминания Падалеки на грешную Землю. – Как ты сам сказал, у Падалеки и Эклзов схожий набор генов, а значит, Джошуа и Джефф тоже могут стать оболочками для Михаила и Люцифера. Истинные сосуды по-прежнему вы с Дженсеном, но если эти двое вырвутся из Клетки и вновь не смогут заполучить вас, как запасной вариант подойдут и ваши братья. Тебе ведомо, так уже было с юным Джеком, Адамом и даже Ником, пускай последний и не приходился Харрисонам близкой родней.
Джаред молча кивнул, показывая ангелу, что услышал его – информация про сосуды хоть и не стала для него неожиданностью, все равно шибанула по мозгам с ударной силой развлекающегося телекинезом демона. И тут же в голове тревожным колоколом-набатом загудела еще одна мысль, которую до этого момента Падалеки вполне успешно удавалось от себя отгонять.
– Кровь демона… Меня же не поили ею, нет? – испуганно спросил он Каса, машинально стискивая пальцы на загривке заскулившей Сэди.
Если его опять накачали этой отравой… Гемофильтрация[1], завтра же, и плевать, что толку от этого, как от козла молока! А еще Джаред даже думать не хотел о возможном визите демона в их дом в Сан-Антонио. О том, что он мог потерять Шерон, как когда-то уже лишился Мэри.
– Нет, это никогда не являлось обязательным условием, Азазель лишь контролировать жаждал избранных им детей. Более того, до вчерашнего дня демоны, скорее всего, даже не подозревали о вашем с Дином перерождении. Это Люцифер, до коего им удалось дозваться, изыскав способ отвести мне глаза с помощью Енохианской магии, указал на твое местонахождение. Он почувствовал тебя, как только ты снова появился на свет, Джаред, и стены Клетки не помеха ему.
– А Дженсен, выходит, просто попал под раздачу? – стиснув зубы почти до судороги в желваках, Джаред искоса посмотрел на зеркальную дверцу шкафа-горки, подозревая, что выражение лица у него сейчас такое, что окажись здесь демон, выкурился бы из тела безо всякого ментального экзорцизма. И точно, рожа была такая зверская, что Люцифер на его фоне показался бы просто улыбчивым ангелочком с открытки. – А что было бы, если бы Данниль не приехала сегодня в Ванкувер? На выходных я полетел бы в Л.А. и нашел бы на потолке уже Женевьев? Какого хрена им опять от нас надо?! Эти твари что, всерьез надеются еще раз поиметь нас с Печатями.
– Ты заблуждаешься, целью демонов был именно Дженсен, – сокрушенно покачал головой Кастиэль, – и я искренне скорблю о его жене. Увы, мне и в голову не пришло, что демоны могут использовать кого-то, кроме тебя, дабы добиться своего! После событий на кладбище Сталл я весь день незримо оберегал вас, а, выяснив, что вы двое более не живете вместе, перенесся к квартире Дженсена, в надежде заблокировать замок и вынудить его поехать на ночь к тебе. Так я смог бы присматривать за вами обоими.
– Но внутри тебя поджидал неприятный сюрприз.
– Да, три человека, и двое из них оказались одержимы. Демоны были не самые сильные, и я самонадеянно решил, что легко одолею их. Не ведал я, что там меня поджидает ловушка!
– А кстати, как они это провернули? – оживился Джаред, или, вернее, та его часть, которую он унаследовал от ботаника-зануды Сэма. – Я думал, что демонам подвластна лишь защитная Енохианская магия, а заклятья крови могут использовать только ангелы и люди.
Кастиэль совершенно по-человечески опустил взгляд, умудряясь при этом как никогда походить на скульптуру скорбящего ангела, которые так часто можно увидеть в церкви. Ему даже не нужно было молитвенно складывать ладони или «расчехлять» крылья.
– Именно посему Данниль еще жива была, когда я переместился внутрь квартиры.
– Они заставили ее начертить, а потом активировать сигил? – скорее удивился, чем возмутился Джаред. К тому, что ангелы используют людей, как марионеток, он давно привык – вспомнить хотя бы христианские секты, буквально не дающие им с Дином прохода весь последний год, а вот в репертуаре демонов это было что-то новенькое. – Вот ведь выродки черноглазые! – вздохнув, Падалеки на мгновение прикрыл глаза, чувствуя, как при мысли о том, что пришлось пережить перед смертью Данниль, в груди наливается полузабытая тяжесть. Причем охотничья мантра «Всех не спасти» помогала ему теперь еще хуже, чем сорок лет назад. – Так, ладно, я все равно не понял, почему цель – именно Дженсен. Смерть Данниль – это ведь не просто способ совместить приятное с полезным и отомстить Дину, не так ли? Учитывая, что демоны рванули к нам сразу же после аудиенции с Папочкой. Здесь что-то еще!
– Ты сам ответил на свой вопрос четверть часа назад, Джаред. После подобного эмоционального потрясения Дженсен очень быстро начнет вспоминать.
– Да? Но на кой черт им понадобился Дин – прошедший через огонь, воду и медные трубы охотник вместо актера, и пороха-то в жизни не нюхавшего? С ним же в десять раз больше проблем будет! Или, – Падалеки внезапно напрягся, – именно охотник им и нужен? Очередная крыса в лабиринте, попадающая под пророчество о Печатях!
– Демонам нет необходимости взламывать Печати, тем паче, что среди них не осталось никого, сравнимого по силе с Аластаром и Лилит, – покачал головой Кастиэль. – Зачем, если имеется универсальный ключ от Клетки Люцифера – кольца Всадников?
– Что?! – Джаред в очередной раз взвился с дивана, изрядно перепугав Сэди и Херли. – Вы их не уничтожили?! Какого черта, Кас?
– На тот момент ни на Земле, ни на Небесах не было никого, кто смог бы совершить сие деяние, – Кастиэль, так и не изживший до конца ангельскую склонность к пафосу, сделал драматическую паузу, устремив на Падалеки один из своих фирменных, пробирающих до кишок взглядов. – Лишь Люцифер или его сосуд силой древнего ритуала способны развоплотить кольца Всадников.
В наступившей тишине было слышно, как тикают на руке у Джареда часы, подаренные когда-то Дженсеном на день рождения.
– …ть. – выдал Падалеки десять секунд спустя, присаживаясь на край опасно заскрипевшего под ним журнального столика. – Интересно, и почему в этой истории я всегда крайний? Это был риторический вопрос, – перебил он Кастиэля, кажется, всерьез вознамерившегося ответить. – Что меня сейчас гораздо больше интересует, так это при чем здесь все-таки Дженсен?
– Он единственный, кому ведомо, где спрятаны кольца. Гавриил наложил блок на эти воспоминания, но если к Дженсену вернется память Дина, еще одного сильного шока может оказаться достаточно, дабы все барьеры пали. Так уже было однажды, когда твой брат вспомнил Ад, едва не погибнув от призрачной лихорадки.
То, что Джареду удалось на этот раз усидеть на месте, не подхватившись со стола, как ужаленному, было не иначе как долбаным чудом. Впрочем, резкий выброс адреналина оказался насколько сокрушительным, настолько же и иссушающим.
– И почему, позволь спросить, кольца прятал Дин, а не ты? – неожиданно тихо спросил Падалеки, чувствуя, как усталость, которой он отчаянно пытался не поддаваться последние пару часов, все сильнее прогибает волю и наваливается сверху свинцовым одеялом. – Или не Гавриил, если уж на то пошло… Потом расскажешь, кстати, как этому пройдохе опять удалось выжить, – усевшись на столе поудобнее, Джаред закинул ногу на ногу, с вялым интересом ожидая ответа, но прошло пять секунд, потом десять, а Кастиэль все еще молчал. Присмотревшись повнимательнее, Падалеки разглядел на его лице едва заметные признаки стыда и смущение, и в голове, как по волшебству, всплыл недавно прочитанный сценарий третьего эпизода. – О черт, Кас, вот только не говори мне, что у вас там наверху гражданская война, которую затеял Рафаил, мечтающий о втором раунде Апокалипсиса!
– Я бы скорее назвал это, – Кастиэль чуть поморщился, припоминая очередной человеческий термин, – холодной войной. Ситуация на Небесах неспокойная, особенно напряженно было в первые годы, когда уразумели мы, что Отец жив, но возвращаться или как-то изъявлять нам свою волю по-прежнему не намерен. Рафаил и его сторонники стали все чаще говаривать, что Господь по-прежнему ожидает решающей битвы между Михаилом и Люцифером. А Гавриил заявил, что он, цитирую: «больше не намерен участвовать в этом балагане». И тогда мы с Дином решили, что кольца нужно понадежнее схоронить, – Кастиэль замолчал на мгновение, и Джаред, встретившись в очередной раз с проникновенным взглядом серых глаз, подумал мимоходом, что Коллинз все-таки на удивление достоверно передал образ их друга-ангела на экране. – Доверить это мне или даже Гавриилу, кой намеревался вновь укрыться на Земле, было неразумно – мы, ангелы, слишком легко читаем мысли братьев своих. А сломать печать, наложенную архангелом на воспоминания смертного, практически невыполнимо даже для другого архангела. Посему кольца в разных частях света спрятал именно Дин, а Гавриил перед исчезновением своим заблокировал его память. Теперь, как я уже поведал тебе, только очень сильное эмоциональное потрясение может заставить его вспомнить все до конца.
– Вроде сегодняшнего? – уточнил Джаред, пытаясь переварить все услышанное.
– Возможно, – чуть наклонил голову Кастиэль, – хотя не исключено, что вернутся лишь воспоминания о прошлой жизни, а дабы сорвать печать Гавриила, ему понадобится дополнительная встряска. Рискну предположить, что на этот раз демоны все-таки используют тебя. Убить не убьют, а вот…
– …наизнанку вывернуть могут, – с мрачной, совсем не свойственной ему, усмешкой закончил Падалеки. – Но мне вот еще что интересно, неужели они думают, что Дин им расскажет что-нибудь, даже если меня у него на глазах на ленточки порежут? Если уж он Захарию в похожей ситуации дважды послал, то что говорить о демонах?
Кастиэль помолчал несколько секунд, глядя на Джареда таким задумчивым, пытливым взглядом, что тот не на шутку забеспокоился, как бы ангел опять не влез к нему в голову, что регулярно делал, как выяснилось, в первый год их знакомства. Впрочем, прочитал Кас мысли своего подопечного или же сделал выводы на основании их разговора и собственных знаний о реинкарнации, его ответ Джею в любом случае не понравился.
– Джаред, у тебя память Сэма, но ты – не он, даже принимая во внимание, как разительно характер твой изменился за последние несколько месяцев. А у Дженсена, в отличие от тебя, не будет времени не то что на соединение двух его личностей воедино, он и осознать-то произошедшее с ним, по сути, не успеет. Если демоны до вас доберутся…
– Отлично, значит, нужно сделать так, чтобы не добрались! – опять перебил ангела Джаред. На самом деле, он не хуже, а может, и лучше Кастиэля понимал, что они с Дженсеном далеко не братья Харрисоны и не выдержат теперь и сотой доли того, через что им пришлось пройти в прошлой жизни. Просто это была еще одна вещь, о которой Падалеки изо всех сил старался не думать, притворяясь перед самим собой, будто Сэм в нем справится с любым, даже самым кошмарным, испытанием. Это хоть как-то помогало держать в узде свой страх, ревущий глубоко внутри, словно адское пламя в Клетке Люцифера. – Как скоро Дженсен все вспомнит? – спросил он, поднимая глаза на Кастиэля.
– С учетом пережитого сегодня, я мыслю, максимум через неделю. А ежели подтолкнуть его, поведав обо всем, когда память начнет возвращаться, то даже раньше.
– Хреново, – скривился Джаред, хлопая рукой по колену, – времени в обрез.
– Времени на что?
– Разобраться с этой демонической шайкой до того, как Дженсен вспомнит, разумеется.
Вот теперь дара речи лишился уже Кастиэль, и Падалеки даже улыбнулся уголком рта – то ли мимика у новой оболочки ангела оказалась богаче, то ли тот просто отвык от харрисоновского безрассудства, но выражение, появившееся на его лице в этот момент, иначе как «Ты совсем идиот?» интерпретировать было невозможно.
– Джаред, тебе не кажется, что как раз стоило бы дождаться, пока к Дженсену вернется память? – спросил Кастиэль так осторожно, словно разговаривал с душевнобольным. – Втроем у нас больше шансов.
– Шансов на что? – с внезапным раздражением заломил брови Падалеки. – Найти Гавриила? Или, может, выследить и отправить по месту прописки всех этих тварей? Кас, ты же сам сказал, что я – не Сэм, а Дженсен – не Дин. Да стоит нам трепыхнуться, показав, что мы все вспомнили, как на нас самих тут же начнется охота, и, учитывая, насколько хорошо эти демоны подкованы в Енохианской магии, у тебя под крылом мы тоже не можем чувствовать себя в безопасности. Поэтому я считаю, что нужно нанести превентивный удар! Заманить лидеров этих «неолюциферистов» в ловушку, пока они не ожидают от нас активных действий.
Кастиэль, надо отдать ему должное, даже не стал уточнять, кто такие свежевыдуманные Джаредом «неолюциферисты», а честно попытался взглянуть на ситуацию его глазами. Падалеки терпеливо ждал, поглядывая то на ангела, то на Херли, выкусывающего что-то из шерсти у себя на боку. Не дай Бог, клещ опять. Эти ванкуверские лесопарки никакая обработка не спасает… Впрочем, дог-ситтер у него надежный, собак после прогулки всегда осматривает.
– И что предлагаешь ты? – произнес, наконец, Кастиэль, в очередной раз возвращая Джареда в жестокую реальность. – У тебя уже есть какой-то план?
– Пока нет, но одно могу сказать точно – нам понадобится помощь. Типа подстраховка, – Джаред прищелкнул пальцами, слегка воодушевляясь. – Гавриил, как я понимаю, опять залег на дно, к Кроули без запасной души в кубышке лучше не соваться, так что придется, наверно, положиться на кого-то из твоих братьев из антирафаиловской коалиции. Среди них есть хоть кто-нибудь, кому ты мог бы доверить нашу с Дженсеном безопасность?
На этот раз Кастиэль раздумывал не меньше минуты, по все видимости, тщательно взвешивая все за и против:
– Только Анаэль[2].
– Анаэль. Анна?! Разве Михаил не испепелил ее, когда мы мотались в прошлое? – Джаред вытаращился на ангела, чувствуя, как недоумение в нем быстро сменяется очень нехорошим подозрением. – Постой-ка! Анна жива, Гавриил цветет и пахнет, и если вспомнить, что ты тоже был мертв… Бог что же, воскресил всех ангелов?! – Кастиэль промолчал, но выражение его лица было достаточно красноречивым, чтобы Падалеки мгновенно вскипел, будто вода, в которую окунули только что отлитую серебряную пулю. – Потрясающе! Просто слов нет. Выходит, все ангелы, которым повыдергали крылышки во время Апокалипсиса, благополучно воскресли и радуются жизни, а люди, которых вы втянули в ваши семейные разборки, как обычно, побоку? Как насчет Бобби, Эллен, Джо, Памелы и Эша? А наши с Дином родители и мамина родня?! Почему никто не подумал их воскресить.
– Джаред, а как ты мыслишь, почему вы с Дином встретили на Небесах только Эша и Памелу? – с воистину ангельским терпением спросил Кастиэль. – Эти двое единственные из ваших знакомых обрели свой Рай, но они и не были охотниками, души коих почти всегда возвращаются обратно на Землю, дабы переродиться и продолжить борьбу. Все ваши родные, так же как и Бобби с Эллен и Джо, живы, просто они другие люди теперь и, в отличие от тебя и Дженсена, едва ли когда-нибудь вспомнят свои прошлые жизни.
Сдувшись, как давший течь водяной матрас, Джаред смущенно ссутулился и бросил на ангела свой лучший, и многократно отрепетированный перед зеркалом, взгляд виноватого щеночка. Чувствовать себя неправым он, впрочем, по-прежнему жутко не любил и вслух извинялся обычно только перед семьей и Дженсеном. Так что повод опять перевести стрелки на Кастиэля Падалеки нашел очень быстро.
– Но, Кас… Анна?! – он жалобно наморщил лоб, всем видом выражая глубочайшее недоумение, и машинально потер живот в том самом месте, где в тело Сэма вошел когда-то обломок трубы. – Она же пыталась меня убить!
– На Небесах есть мастера пыток, перед коими главный инквизитор Преисподней лишь грубый ремесленник, – подчеркнуто равнодушные интонации Кастиэля напомнили Джареду чужой и неестественный голос Дина, когда тот рассказывал ему об Аластаре, и он вдруг вспомнил, что не только Анне пришлось испытать на себе «небесный дар убеждения». – Но теперь Анаэль снова собою стала, не причинит она более вреда тебе, Джаред. Тем паче собирался я приставить ее к Дженсену, а не к тебе.
– Ну уж нет, за Дженсеном будешь присматривать сам, – буркнул Джей: во-первых, никому, кроме Кастиэля, безопасность друга просто не доверивший бы, а во-вторых, совершенно не желавший оставлять Эклза наедине с Анной.
Как и в прошлой жизни, тот был слишком падок на крашеных в рыжий цвет Барби с ногами от ушей и все так же считал хороший секс панацеей от всех бед. Чудо еще, что после расставания с Джоанной, этот придурок не попал на обложку какого-нибудь скандального таблоида, а Джаред, безуспешно пытавшийся исполнять при нем роль дуэньи, не нажил себе язву на нервной почве. Нет уж, лучше он рискнет собственной шкуркой, а если вдруг Анна сама не согласится на роль его телохранительницы, просто плюнет на конспирацию и, усилив защиту квартиры, запрет Дженсена в своей комнате. Прикует наручниками к кровати, если понадобится! Черт, ну надо же ему хоть как-то реализовывать свои сексуальные фантазии…
Сэди и Херли, словно прочитав грязные хозяйские мысли, вдруг, как по команде, повернули головы в сторону спальни, и Джаред даже не сразу сообразил, что они просто услышали оттуда какой-то подозрительный шум. Через пару секунд он и сам уловил в глубине квартиры посторонние звуки, потом дверь соседней комнаты приглушенно стукнула, и Кастиэль, взиравший в том направлении с таким видом, будто видел сквозь стены, аки Кларк Кент, обеспокоенно произнес:
– Дженсен идет сюда.
– Вот черт! – соскочив со стола, Джаред заполошно замахал на Кастиэля руками, будто пытаясь стаю голубей вспугнуть. – Упархивай отсюда, потом договорим.
Ангел, понимающе кивнув, растаял в ореоле света, и Падалеки, хоть и запихивал в этот момент под диван коробку с инвентарем для спиритического сеанса, успел краем глаза оценить заметно увеличившийся размах его крыльев. Кас явно стал сильнее – а впрочем, ничего удивительного, ведь смог же он как-то возглавить антиапокалипсическое движение и удержаться на этом посту почти пятьдесят лет.
Джаред как раз успел избавиться от улик и запрыгнуть на диван рядом со склубочившимся Херли, когда дверь в комнату тихонько приоткрылась, и Сэди сорвалась со своего места, чтобы поприветствовать осторожно заглядывающего в щель Дженсена радостным тявканьем и тыканьем мокрым носом под колени. Как и все существа женского пола, не важно двуногие или четвероногие, она с самой первой встречи готова была ходить за Эклзом хвостиком, спать у его ног и всячески баловать. Падалеки даже ревновал иногда, самую малость, при всей своей любви к хозяину, тапочки по утрам Сэди приносила именно Дженсену, а когда тот съехал прошлой осенью, она почти месяц была сама не своя. Женевьев даже пошутила тогда, что им с Эклзом стоило бы поделить вместе с купчей на дом еще и собак. Джей, впрочем, юмора не оценил, и не только потому что души не чаял в обоих своих питомцах.
Убедившись между тем, что напарник не спит, Дженсен шагнул в комнату, чуть наклонившись, чтобы потрепать Сэди по холке, и Джареда снова бросило в жар, как и полчаса назад, когда сонный Дженсен продефилировал мимо него в одном полотенце. На сей раз Эклз, правда, все же натянул оставленные ему боксеры и футболку, но вот Падалеки-младшему, как и некоторым другим частям тела Джареда, вроде мгновенно пересохшего горла и задрожавших рук, было почему-то глубоко фиолетово, прикрыт у Дженсена торс или нет. Этих колдовских, вашу мать, зеленых глаз и превосходящих все каноны красоты, но даже близко не девчачьих, губ уже хватило бы, при желании, чтобы кончить, не прикасаясь к себе, а если приплюсовать сюда еще литые, чуть золотистые бицепсы на руках, выгодно подчеркнутые черной футболкой, и, главное, голые ноги, в случае Дженсена сами по себе сходившие за фетиш… Да, черт побери, Джаред Падалеки заводится от кривых ног! А что здесь такого вообще? В конце концов, на Сару Джессику Паркер у него вставало еще в старших классах.
Дженсен подошел к дивану, молча опускаясь на нагретое Сэди место рядом с Джаредом, и на того словно ушат холодной воды вылили: вид темных кругов под глазами друга, его покрасневших век и как никогда заметных морщинок на бледном, осунувшемся за одну ночь лице. Вспыхнувшее было возбуждение не прошло полностью: близость Дженсена опьяняла, почти заглушая стыд, не говоря уже о доводах разума. Но беспокойство за человека, который значил для Джареда все, это знакомое каждому любящему сердцу чувство, словно тебя растягивают на дыбе, когда ЕМУ или ЕЙ плохо, делало абсолютно неважным все то, что испытывал сейчас сам Джей. Желание защитить Дженсена, обнять его, укрыть собой стало просто непреодолимым, напоминая Джареду, насколько далеко они, на самом деле, ушли от братьев Харрисонов. Впрочем, ему и по отношению к Дину случалось чувствовать нечто подобное, особенно после возращения того из Ада. Но если Дину и руку-то на плечо в моменты слабости положить было чревато, то Дженсен, какими бы запутанными и сложными ни были их отношения с Джаредом, сейчас, как никогда, нуждался в его поддержке.
И все же обнять Эклза он так и не решился. Просто закинул руку на спинку дивана, так, чтобы взъерошенные после душа волосы Дженса слегка щекотали ему кожу в сгибе локтя, и демонстративно придвинулся на пару дюймов поближе, оставляя право выбора за другом.
– Чего не спишь? – мягко спросил Джаред, наблюдая, как Сэди, которой не хватило места на диване, укладывается у них в ногах, теплой тяжестью придавливая стопы к полу. – Ты же вроде грозился вырубиться на собачьей лежанке, если я не обеспечу тебя кроватью.
– Да чертовщина какая-то снится, – с досадой буркнул Дженсен и трогательно завозился, к облегчению Джея, устраиваясь поудобнее у него под боком. Голос у него был совершенно нормальный, без намека на хрип, и Падалеки пришел к выводу, что Кастиэль со своей исцеляющей дланью успел заглянуть и к Эклзу. – Причем, я бы еще понял, если бы там было пламя… или Данниль, – с судорожным вздохом закрыв глаза, Дженсен выгнул шею, до боли вжимаясь затылком в руку Джареда. – Но нет, мне опять приснилось долбаное «Сверхъестественное», альтернативная, мать его версия! Нет, я уже давно привык, что Винчестеры меня ни днем, ни ночью не отпускают, даже Эрику пару раз идеи протолкнул из того бреда, что меня во сне посещал. Но сегодня все настолько ярко было, реалистично, – Дженсен с силой провел ладонью по лицу, но уже не экранным жестом, а своим собственным, по-настоящему диновским, и Джаред, плюнув на все, опустил руку ему на плечо, не обнимая даже, а просто говоря безмолвно: «Я здесь, рядом». Пока мог. Когда к этому упрямцу вернется память – а та уже возвращается семимильными шагами – подобный номер с ним точно не пройдет. – Было такое ощущение, словно я действительно там, будто я и в самом деле Дин, – продолжил Дженсен после едва уловимой паузы, как в машине: сначала напрягаясь до одеревенения в ответ на прикосновение Джареда, а затем ощутимо расслабляясь, прямо-таки обмякая, как если бы в его теле не осталось ни одной косточки. – Эмоции, ощущения, даже самые мелкие и незначительные. Черт, я как сейчас помню это неповторимое амбре в салоне моей детки: смесь бензина, пороха, крови, пота и трав, а еще – до чего же меня бесил тогда запах твоего парфюма. То есть… – Дженсен вдруг осекся и, по-кошачьи приоткрыв один глаз, смущенно и как-то виновато даже посмотрел на Джареда снизу-вверх, – не твой, а… Короче, Сэм в моем сне почему-то выглядел не как ты. Очень похоже: глаза, шевелюра, ямочки эти, и тоже долговязый, хотя и не такой громила. Но не ты. Дичь какая-то!
– И что же, мой двойник был такой жуткий, что ты теперь не можешь уснуть? – растопырив пальцы свободной руки, Джаред пошевелил ими, изображая то ли когти, то ли клацающие челюсти. – Весь в шрамах, наверно, как Грозный Глаз Грюм?
– Да, шрамов хватало, – не поддержав шутку, чуть слышно пробормотал Дженсен, – но жутким, на самом деле, был Адский Пес, который рвал меня на куски. Какое счастье, что нашего бюджета не хватает на приличные спецэффекты. Не хотел бы я увидеть подобную мерзость на экране! – он инстинктивно содрогнулся, позволяя Джареду обнять себя еще крепче.
Впрочем, на сей раз в этом объятии нуждались они оба, потому что Сэм в свое время тоже успел насмотреть на адских церберов, и надо сказать, что монстр из фильма ужасов «Левиафан», использовавший человеческие тела, как чудовищную биомассу для наращивания собственной плоти, выглядел на их фоне безобидной страшилкой а-ля «Семейка Адамс». Называть этих тварей псами теперь просто язык не поворачивался – даже слово «цербер», если вспомнить описание из греческой мифологии, казалось преуменьшением века.
– Надо было все-таки напоить тебя травяным чаем, – вздохнул Джаред, тоже сползая пониже в попытке угнездиться между Дженсеном и Херли так, чтобы не остаться назавтра без спины, если их посиделки на диване вдруг затянутся. Понятливый пес тут же спрыгнул на пол, присоединяясь к изображавшей грелку для ног Сэди, и Падалеки радостно подгреб к себе пару диванных подушек, располагаясь, наконец, со всем комфортом. – Бутылка текилы была бы уместнее, но учитывая, что ты и так уже накачан ею по самое не могу, не говоря уже о дозе транка от ребят со «скорой», чай с успокаивающими травками-муравками – это наименьшее зло в твоей ситуации. По себе знаю, – уточнять, что методу лечения нервов травяными отварами его научила когда-то Женевьев, в шутку называвшая себя настоящей ведьмой, Джаред благоразумно не стал. В этом случае Эклз не взял бы из его рук кружку чая до скончания веков и даже чуть-чуть дольше. Чисто из принципа, хотя, возможно, подсознательно он просто переносил на Женевьев свое недоверие к Руби.
– Мне сейчас и текила не помогла бы, – проворчал Дженсен, окончательно укладывая голову Джареду на плечо, – ну разве что наизнанку вывернуло бы, а когда обнимаешься с унитазом, ночные кошмары как-то отходят на второй план. Хотя не факт. Я сейчас даже не уснуть боюсь, а просто глаза закрыть не могу, чтобы не увидеть или эту тварь, пытавшуюся меня сожрать, или Данниль… на потолке! – Дженсен вдруг вцепился в запястье Джареда с такой силой, что если у того от ощущения теплого, желанного тела рядом и зашевелились опять непристойные мысли в голове, а также кое-какие части тела в штанах, то все это очень быстро прошло или, точнее, упало. Может, Падалеки и находил небольшую боль весьма эротичной, но уж точно не в этой ситуации. Ни когда Дженсен прижимался к нему, словно забыв о разверзшейся между ними пропасти, причем с таким выражением лица, как будто лишь Джаред мог удержать его внезапно расколовшийся мир от того, чтобы тот окончательно не разлетелся на осколки. – Проклятье, Джей, скажи мне, что это не были пьяные глюки, и я не спятил окончательно на этой идиотской работе! Ты ни полсловом не обмолвился ни копам, ни этой леди-федерал, и я тоже решил промолчать, потому что знал – они решат, что я просто помешался от горя. Особенно на фоне этой резни в Сталле. Но я же знаю, что я видел! – отчаянный, умоляющий и по-диновски злой взгляд Эклза, казалось, проникал в самую душу, заставляя Падалеки чувствовать себя героем известной сказки, в которой, куда бы ты не свернул на перекрестке, все равно будет полный трындец.
Джаред закусил губу, разрываясь между желанием сказать правду и необходимостью соврать, потому что любые рассуждения на тему сверхъестественного могли ускорить возвращение к Дженсену памяти и тем самым поставить под удар его гениальный план по ликвидации нацелившихся на Эклза демонов. Ну или самоубийственный – этот как больше кому нравится. Но беда в том, что Джаред просто не мог сказать Дженсену, что ему все привиделось спьяну – в теперешнем состоянии Эклза это грозило обернуться нервным срывом, а в перспективе и каким-нибудь нехорошим психо-диагнозом. Да и потом, рано или поздно Дженсен все равно все вспомнит, станет собой прежним, а Дин никогда не прощал лжи… как, впрочем, и многого другого. Интересно, кстати, чем бы все закончилось, если бы Сэм был таким же непримиримым и бескомпромиссным, как старший брат, если бы не прощал раз за разом Дину обиды и предательства, прекрасно понимая, что не ему в этой ситуации бросаться камнями? Наверно, обещанным светопреставлением а-ля эпическая битва Михаила и Люцифера. Тот самый полный трындец, ага.
– Нет, Дженс, тебе не приглючилось, – уткнувшись подбородком в русые, гораздо темнее, чем были у Дина, эклзовские волосы, Джаред почувствовал, как на него снова накатывает, но уже не возбуждение, а отчаянная, болезненная до крика, нежность, приправленная горечью осознания, что завтра все наверняка будет, как прежде. Они опять отдалятся друг от друга, и лучшее, что ему светит, – это нечто среднее между братской любовью и дружескими отношениями. Гораздо больше, чем есть у него сейчас, но невыносимо меньше, по сравнению с тем, чего на самом деле хотел Джаред.
– Но тогда… Какого черта, Джей?! – пальцы Эклза у него на запястье вдавились в плоть так сильно, что Падалеки уже едва терпел, заранее предвкушая знатную выволочку от гримеров по возвращении к съемкам. Хорошо хоть Миша только в третьем эпизоде появится, а то не избежать бы ему приколов на тему Женевьев и грубого секса.
– Не знаю, Дженс, не знаю, – решив довериться еще ни разу не подводившей его тактильности, Джаред отпинал подальше всех кошек, что пробежали между ними, и крепко, без всяких церемоний, обхватил Дженсена рукой, по-братски заботливо устраивая его у себя на груди, – совсем как Дина однажды, когда тот, еле живой, сбежал из больницы, узнав от Кастиэля про первую Печать. Сэм нашел его в баре спустя несколько часов, в состоянии близком к белой горячке, а после кошмаров, всю ночь преследовавших Дина в пьяном бреду, младший Харрисон потом неделю боялся спать. – Но я уверен, федералы во всем разберутся. А если нет, – поспешил добавить Джаред, чувствуя, как Дженсен что-то бормочет протестующе ему в ключицу, – возьмем пример с папы… хмм, Джона и сами найдем ублюдков. В конце концов, теоретическая подготовка у нас в этом деле на пять с плюсом.
– Да ты никак вообразил себя Сэмом? – лениво фыркнул Дженсен, закрывая явно слипающиеся глаза. Вспышка неестественного возбуждения после кошмара с церберами постепенно сходила на нет, и его снова откровенно срубало.
– Издержки профессии, – слегка поерзав, Джаред подтянул к себе плед, перекинутый через подлокотник, и укрыл их обоих по самые плечи. – А теперь давай спи, старик. Я буду здесь, охранять твой сон.
– Как всегда, Джей, как всегда, – чуть слышно шепнул Дженсен – или уже Дин? – проваливаясь в дрему, а потому едва ли осознавая, что именно он говорит и делает. Его губы, почти касавшиеся шеи Падалеки, растянулись в сонной улыбке, мазнув ненароком и без того горевшую, будто в лихорадке, кожу Джея. – Спокойной ночи, братишка.
Ах, чтоб тебя!
Беспомощно сдвинув ноги, Джаред изо всех сил постарался дышать глубоко и медленно. Похоже, остаток ночи для кого-то здесь будет очень и очень долгим.

Секрет успеха:  Опцион цена ВЫШЕНИЖЕ — что это такое

______________________________________
[1]Гемофильтрация (греч haima кровь + лат. filtratio процеживание) – метод очищения крови посредством ее фильтрации через искусственные высокопроницаемые мембраны с одновременным замещением удаляемого фильтрата специальным раствором.
[2]Анаэль – один из падших ангелов, что вполне подходит Анне. Правда, в большинстве оккультных текстов его называют архангелом, а также одним из князей Ада, но я, как и авторы «Сверхъестественного», решила в данном случае вольно обойтись с мифологией. В конце концов, ангела, какую бы ипостась он не предпочитал – мужскую или женскую, никак не могли изначально звать Анной.

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 3 от 22.02)

Сообщение Allinor » 22 фев 2020, 23:21

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 3 от 22.02)

Сообщение Гадюка подколодная » 23 фев 2020, 15:26

Ой-ей, чем дальше в лес, тем толще дятлы.
Кастиэль покорил, просто покорил. Ангелочек. *умилилась*
И обоснуй очень хорошо подведен под все пункты.

возьмем пример с папы… хмм, Джона и сами найдем ублюдков
О да, Пападжон умер, но дело его живо!

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 3 от 22.02)

Сообщение GirlShotFirer » 23 фев 2020, 18:38

Очень рада продолжению

Впечатлена заботой Джея. Сюжет с каждой главой все интригующе.

Вот зачем начала читать)) Не могла я, как на предыдущие фф наткнуться, когда уже полностью были написаны)

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 3 от 22.02)

Сообщение Phelishia » 08 мар 2020, 20:47

Allinor, Гадюка подколодная, GirlShotFirer, спасибо! Приятно слышать, что вам понравилась эта глава, причем не только отношения парней и забота Джареда о Дженсене, но и тот самый обоснуй, то бишь разговор Джея с Касом. А то мне тут один читатель заявил, что просто пропустил эту часть главы, потому как она неинтересная.

Проснулся Джаред в гордом одиночестве, предсказуемо со стояком, которым можно было орехи колоть, и прижав к себе, как родную, сувенирную думку с фотографией Дженсена на наволочке. Хорошо хоть обслюнявить не успел, а то показаться потом на глаза Эклзу у него бы духу точно не хватило. Джею и сейчас-то хотелось со стыда сгореть, пусть даже Дженсен, наверняка успевший оценить реакцию джаредова организма на свою персону, ничего нового не увидел и не узнал. Года два-три назад они вообще в перманентном возбуждении находились рядом друг с другом, разве что на съемках слегка отвлекались. Однако воды с тех пор утекло столько, что потянуло бы на средних размеров океан, так что теперь ситуация « У Падалеки встало на спящего Эклза» была неловкой и дико смущающей. Оставалось лишь надеяться, что он хотя бы не трахал во сне дженсову ногу!
Интересно, кстати, а где сам виновник его мучений? Сбежал от домогательств или просто не хотел будить? Поди, сидит сейчас на кухне и мается похмельем, отдавливая задницу на жестком барном стуле, вместо того, чтобы пойти в спальню и нормально лечь. Но нет, это же Дженсен, вечно у него все не как у людей, а если приплюсовать сюда еще их с Джаредом загоны по поводу друг друга, то вообще туши свет. Придурок принципиальный! О’кей, о’кей, два придурка. Как говорится, чья бы корова мычала, Падалеки.
Дженсен, и правда, оказался на кухне, но от похмелья если и страдал, то явно не в той степени, когда лишь бы лечь и сдохнуть. По крайней мере, по телефону состояние «а мы с большого бодуна» разговаривать ему не мешало, да и звонил он, скорее всего, сам, потому что в режим вибрации ни один из них сотовые вчера, разумеется, не поставил, а рингтон у Эклза был такой, что его легко можно было использовать вместо некромантии – в том смысле, что он поднял бы и мертвого.
Дженсен говорил тихо, поэтому разобрать его слова сквозь закрытую дверь Джаред не смог, как ни старался, разве что ушами не шевелил, напрягая слух. Но интонации однозначно были мучительно-надрывные, а потом Эклз вдруг повысил на мгновение голос, и Падалеки совершенно отчетливо услышал имя отца Данниль. Ох! Стоило бы догадаться, тем более что одной из немногих фраз, сказанных Дженсеном назойливому детективу Роше, была как раз просьба не сообщать пока о случившемся родственникам его жены. Дескать, он сам, утром.
Зажмурившись на мгновение, Джаред глубоко вдохнул, дожидаясь, пока сбившееся с ритма сердце снова застучит, как надо, и на цыпочках метнулся в ванную. После разговора с родителями Данниль Дженсен наверняка захочет немного побыть один, но потом ему понадобится его личная группа поддержки, и Джаред должен быть к этому моменту в форме. То есть выпить заныканное в ванной средство от головной боли, почистить зубы, избавиться от своей немаленькой, причиняющей все больше неудобств, проблемы и, наконец, принять душ, до которого у него ночью так и не дошли руки.
Твою мать! Он ведь должен вонять после вчерашнего, как… Черт, нет, только не вспоминать, не представлять себе отвратительный запах обуглившейся плоти, а то ведь от похмелья его Кастиэль не вылечил, и все вместе это вполне может закончиться страстными объятиями с унитазом. И как только Дженсен позволил себя обнимать, как вообще смог уснуть рядом с Джаредом?! Ладно, он сам постепенно принюхался и перестал замечать вонь, но Эклз-то зачем над собой издевался? Черт, и ведь не просто позволил – сам уткнулся Падалки в шею, чуть ли не целуя ее во сне… Озаренный внезапной мыслью, Джаред резко наклонил голову, вжимаясь носом в кожу себя на плече. Ни дымом, ни горелым мясом, к его облегчению, та не пахла, разве что потом немного, а еще чем-то еле уловимым, очень приятным и знакомо-умиротворяющим. Падалеки громко фыркнул, сообразив вдруг, что благоухает ладаном – точь-в-точь, как сосуды Кастиэля и других ангелов. Ну, хитрюга крылатый! Не забыть бы поблагодарить его при следующей встрече.
Примерно через четверть часа Джаред, все так же изображая балеруна на пуантах, подкрался к кухне и робко сунул нос в приоткрытую дверь. Как выяснилось, у Дженсена и без него нашлись утешители. Ну да, собак ведь в комнате не было, когда Падалеки проснулся. Эклз, похоже, успел их покормить, так что, сытые и довольные, Сэди и Херли изливали теперь на бывшего второго хозяина всю свою любовь, сложив ему на колени умильные морды и глядя самыми что ни на есть щенячьими глазками. Помнится, когда Дженсен в первый раз увидел эту картину, он долго смеялся, а потом месяцами дразнил Джареда, утверждая, что свой неподражаемый «погладьте-меня-по-голове» взгляд Сэмми позаимствовал не иначе, как у Сэди и Херли.
Этим Эклз, кстати, сейчас и занимался – бездумно трепал собак по загривкам, устремив невидящий, тусклый взгляд на лежавший перед ним телефон, но стоило Падалеки появиться на пороге, как напарник мгновенно вскинул голову, и в его выцветших, покрасневших глазах снова затеплилась жизнь.
– Привет, – нерешительно улыбнулся Джаред, пытаясь понять, от слез припухли веки Дженсена, или это всего лишь последствие вчерашних возлияний. В конце концов, даже его собственное отражение в зеркале не радовало здоровым цветом лица, а глаза так вообще еле открывались, несмотря на умывание ледяной водой. – Как спалось остаток ночи?
– Как бревну, – усмехнулся Дженсен, и Джей, как раз огибавший кухонную стойку, еле удержался, чтобы не расплыться от уха до уха, но не столько в ответ на улыбку друга, сколько из-за его внешнего вида. Эклз оделся, и это было немного обидно, что он опять вернулся к своей тактике «застегнут на все пуговицы», но уж больно забавно смотрелись на нем джаредовы трикотажные бриджи ниже колена. В рубашке с закатанными рукавами, бардаком на голове и трогательно босыми ступнями он выглядел сущим хоббитом, только подтяжек не хватало. – Спасибо, ты всегда был отличным «ловцом сновидений», – продолжил Дженсен, положив руки на столешницу по обе стороны от телефона. И хотя в его словах не было ничего криминального, да и этот теплый, благодарный взгляд зеленых глаз никак не мог принадлежать Дину, Джаред все равно на мгновение напрягся, гадая, как много еще тот успел вспомнить за ночь. Отсутствие кошмаров ведь ничего не значит, по сути, эти сны всего лишь защитная реакция мозга, спасающая его от перегрузки.
А впрочем, Дженсен еще вчера, отрубаясь на груди у Джареда, ляпнул что-то о Сэме, охраняющем сон Дина. В его дневнике о кошмарах старшего брата была исписана не одна страница, но Крипке этот «сопливый момент», как и множество других, благополучно опустил. Джаред даже устроил ему по этому поводу парочку скандалов, но как-то вяло, без огонька, потому что отсутствие в сценарии разговора о том роковом войс-мэйле или сцен, где Сэм вытаскивает кулон Дина из мусорной корзины и, прежде чем сказать большое «Да», прячет его в бардачке Шеви, было последним, что занимало мысли Падалеки на тот момент. Попытка примирить две личности в одном сознании, принятие своих чувств к Дженсену и окончательное решение отпустить его… Интересно, и как Джаред только крышей тогда не съехал? Наверно, благодаря Женевьев, которой он совершенно точно никогда не заслуживал.
Проклятье, а ведь Дженсену будет еще хуже, если Кастиэль ничего не напутал с темпами возращения к нему памяти! И Джея рядом не будет, чтобы его поддержать. Но уж лучше целый и невредимый, пусть и с небольшим нервным срывом Эклз, чем он же, отчаянно старающийся быть Дином и провернутый в процессе через очередную демоническую мясорубку.
– Всегда пожалуйста, – Джаред снова мягко улыбнулся, позволяя ямочкам, которые Дженсен всегда так любил, обозначиться у него на щеках. Забравшись на соседний с напарником стул, он бесцеремонно отпил кофе из его чашки и после короткой паузы осторожно кивнул на сотовый, который Эклз снова и снова раскручивал пальцами, словно юлу: – Ты звонил родителям Данниль?
Рука Дженсена дрогнула, и телефон отправился в полет по столешнице, неизбежно закончившийся бы на полу, не выстави Джаред у него на пути свой локоть. Он молча подвинул мобильник обратно к Эклзу, и тот, отрывисто кивнув в знак благодарности, с силой накрыл трубку ладонью. Однако прошло, наверно, еще секунд десять, прежде чем Дженсен преодолел свои внутренние барьеры и заговорил. Ничего удивительного, в принципе, одной половине его сущности было легче пройтись босиком по битому стеклу, чем открыть кому-то свою душу, а вторая после всех заморочек последних двух лет элементарно отвыкла откровенничать с Падалеки. Вчерашний вечер не в счет: шок, алкоголь и седативы действуют иногда не хуже сыворотки правды, уж Джею ли было не знать.
– Кому я только не звонил, – ответил, наконец, Дженсен, поднимая на Джареда обессиленный, тоскливый взгляд. Смотреть ему в глаза сейчас было все равно, что без наркоза выдирать зуб мудрости, но Падалеки никогда не простил бы себе, если бы смалодушничал, да и, как оказалось потом, оно того стоило, потому что Дженсен, может, и выглядел измученным, страдающим и напуганным, но совершенно точно не опустошенным и не сломленным. И, самое главное, на его лице сквозь боль, усталость и страх проступало нечто, что Джаред вот уже больше года видел только на их старых видеозаписях и фотографиях. – Я оповестил всех, кого мог, потом связался с полицейским управлением, – пояснил Дженсен, сцепляясь с ним взглядом, словно в отчаянной хватке переплетенных рук, как будто черпая из глаз Джея силу, помогающую ему сохранять спокойствие. – Ну, знаешь, хотел узнать, что мне теперь делать. Я примерно представляю себе обычную бумажную волокиту, связанную с организацией похорон, но мы в чужой стране, и тот факт, что это не смерть по естественным причинам и не несчастный случай… – Дженсен судорожно сглотнул, сам отведя взгляд, и Джаред, помедлив мгновение, накрыл ладонью его пальцы, до хруста вжимающие в поверхность стола несчастный сотовый. – Эй, я в порядке, – Эклз тут же вскинул голову, растянув губы в вымученной улыбке, но руку, к облечению Падалеки, не отобрал и даже расслабил немного кисть, перестав прессовать опасно похрустывающий пластик. – Правда, в порядке! Просто вести подобные разговоры – все равно, что в кипящей смоле вариться, а уж с похмельем в качестве бонуса… Впору свернуться в каком-нибудь темном углу, да вон хоть на собачьем лежаке, который ты мне вчера пиарил, и тихо подвывать: «Остановите мир, я сойду». – Дженсен жалобно покосился на наполовину выпотрошенную упаковку кодеина возле раковины, но здравый смысл, видимо, все-таки взял верх над головной болью, и Эклз вновь вернулся к созерцанию, правда, уже не мобильника, а собственной ладони, почти полностью скрывшейся под лапищей Падалеки. На мгновение Джареду показалось даже, что Дженсен не сводит глаз с его обручального кольца, и он с трудом удержался, чтобы не отдернуть руку и не спрятать ее под стол.
Да уж, опомнился, называется. На тему колец прошлой осенью надо было думать, причем, головой, а не взрывоопасной смесью харрисоновско-падалечьего темперамента. Сто раз ведь уже пожалел! И сейчас, когда Данниль, к худу или к добру, исчезла из уравнения, не думать о появившемся у них шансе было так же невозможно, как заставить себя разлюбить Дженсена. Вот только нужно ли это им обоим? Джаред хотел, Господи, он так хотел, что иногда дышать становилось больно, но он все еще до смерти боялся разрушить тем самым свою жизнь: встреча с прошлым и без того грозила столкнуть его привычный мир с орбиты. А Дженсен так и подавно будет всеми конечностями цепляться за свою нормальность: в этом они теперь поменялись, хотя любые намеки на «голубую тему» по-прежнему бесят его гораздо больше, чем Джареда. Знаем-знаем, леди слишком бурно протестует и все такое[1]. Жаль, утешение слабое, особенно, когда ты так запутался, что сам не понимаешь, чего хочешь, а объект твоей любви, даже если и отвечает взаимностью, по-прежнему непредсказуем и загадочен, как сфинкс. О, и еще Апокалипсис опять на горизонте маячит! Не жизнь, а песня. Похоронный марш. Или нет, реквием.
– Могу себе представить, – выдавил, наконец, из себя Джаред и все-таки убрал руку, легонько сжав пальцы Дженсена напоследок. От прикосновения к Эклзу его на глазах развозило, и в голову начинали лезть абсолютно лишние и несвоевременные мысли. – Ты же знаешь, я однажды занимался организацией похорон, и это был такой кошмар, что вспомнить жутко. Тебе хоть объяснили, чего и куда?
– О да, объяснили! – со злой горечью усмехнулся Дженсен, внезапно оставляя в покое телефон и откидываясь на спинку барного стула. – Первое, чем меня «обрадовали», когда я дозвонился до вчерашнего инквизитора, в миру именуемого офицером Роше, так это, что мне не стоит в ближайшем обозримом будущем планировать похороны. Агент Уитней, видите ли, собирается отправить… останки на экспертизу в лабораторию ФБР. На экспертизу! – на мгновение на лице Дженсена мелькнула тень того самого безумного выражения боли и гнева, с которым Дин обычно начинал метаться по комнате и крушить мебель, и Джаред от греха подальше убрал со стола сотовый, а ногой тихонько отпихнул от эклзовского стула привалившуюся к нижней перекладине Сэди. – От тела почти ничего не осталось, но они все равно собираются чего-то там препарировать. Разбирать по косточкам, мать вашу, совсем как в бореназовском сериале![2]
– Дженс…
– Нет-нет, все нормально! Джей, да не смотри ты на меня так, словно я сейчас рассыплюсь у тебя на глазах, как высохший голем. Я справлюсь, обещаю. Просто слишком много всего и сразу. И я как подумаю, что мне сегодня еще метаться по всяким инстанциям, оформляя свидетельство о смерти, опознавая личные вещи Данниль и черт знает что еще… В общем, хочется или почесать обо что-нибудь кулаки, или сесть и разреветься, как баба.
– Хей, я всегда готов поработать для тебя боксерской грушей, ты же знаешь, – соскочив со стула, Джаред с многозначительной ухмылкой раскинул руки в приглашающем жесте. – Но давай с этим все-таки до вечера повременим. Дел у нас реально край непочатый, а час уже обеденный, так что, если ты хочешь разделаться со всем сегодня, пора брать ноги в руки и выдвигаться.
– У нас? – переспросил Дженсен, заметно расслабляясь, и тут же попытался шуткой замаскировать прозвучавшее в голосе облегчение: – Хочешь поработать еще и личным водилой, многостаночник ты мой?
– Ну, тебе по любому за руль нельзя, так что без извозчика не обойтись, – смутился в свою очередь Джаред. – Но я мог бы вызвонить Клиффа, тем более что теперь телохранитель тебе уж точно не помешает.
Вообще-то, Дженсен был явно рад его предложению, не говоря уже о том, что Падалеки в любом случае никогда не позволил бы ему проходить через все это в одиночку, даже рассорься они в пух и прах. Но Джаред так привык прятать от Дженсена все связанные с ним эмоциональные порывы, что теперь внезапно почувствовал себя уязвимым, вот так откровенно навязываясь Эклзу в провожатые. Ведь, одно дело, обнять полупьяного, раздавленного горем друга, когда тот сам буквально умоляет о помощи, и совсем другое, дать ему понять, что по-прежнему готов перед ним ковром расстелиться, зная, что сейчас он, так сказать, в трезвом уме и твердой памяти. О да, комплексы расцветают пышным цветом, а тараканы в голове плодятся и множатся! С любовью всегда так, по крайней мере у Джареда. Вот только Дженсен прежде всего его брат и лучший друг, а значит, нефиг тут переживать за свою тонкую душевную организацию, оберегая мужскую гордость и упиваясь неуверенностью в себе. Пожалеть себя и потом можно будет – если или, скорее уж, когда все вернется на круги своя. А сейчас он нужен Дженсу, и остальное неважно.
К счастью, Эклз, если и мучился похожими проблемами, то недолго, он все-таки был гораздо мудрее Дина и уж точно более зрелым, чем Падалеки. Порой он мог козлить почище Джареда, разыгрывая равнодушие и огрызаясь на любые попытки как-то поддержать его или подстраховать, но в действительно серьезных ситуациях Дженсен никогда не стеснялся показать свою слабость и попросить о помощи. По крайней мере, так было раньше, и Джей почувствовал, как внутри что-то сладко-горько сжимается, осознав, что, несмотря на все свои фортели, он все еще не исчерпал кредит эклзовского доверия.
– Мы весь день будем на людях, – пожал плечами Дженсен, тоже сползая со своего стула, – а если эти уебки косят под демонов, то они едва ли осмелятся напасть при свидетелях. К тому же, копы вчера что-то такое бормотали об охране, – поставив в раковину свою чашку с остатками безнадежно остывшего кофе, Эклз привычно принялся священнодействовать над их общей некогда кофеваркой, отошедшей после «раздела имущества» в пользу Падалеки. – Дадим Клиффу выходной, что скажешь? – не найдя подходящего ответа, Джаред просто закивал, как китайский болванчик, когда Дженсен оглянулся на него через плечо с бледным подобием своей обычной улыбки на губах. – Значит, заметано. И раз уж ты у меня и швец, и жнец, и на дуде игрец, то на меня в оплату извоза, квартиры с тренировочным манекеном и личной подушки для тела, отгоняющей кошмары, приходится вся работа по кухне. Держу пари, Падалеки, ты без меня опять перешел на одни полуфабрикаты, – сунувшись в холодильник, Эклз демонстративно застонал, двумя пальцами вытаскивая оттуда замороженную упаковку лазаньи. – Где, блин, твоя забота если не о здоровье, то хотя бы о фигуре? Не надо, не отвечай!
– Ну, это не я разъелся за хиатус на маминых пирожках, – фыркнул Джаред, жалея, что не может, как раньше, подкрепить этот дружеский подкол хлопком по дженсенову животу.
На самом деле, насколько Падалеки успел вчера рассмотреть, набрал Эклз совсем немного, а вот качаться он перестал, похоже, сразу, как они разъехались, что, естественно, не могло не сказаться на его физической форме. Впрочем, для Джареда, как бы банально это не звучало, Дженсен был бы прекрасен, даже разъевшись до габаритов Клиффа. О да, любимого человека должно быть много!
– Ну, это не меня обещали весь сезон снимать голым и плачущим, – в тон ему ответил Эклз, и Падалеки буквально завис, хлопая округлившимися, как у героя аниме глазами. Впрочем, в мультике, который рисовали по мотивам «Сверхъестественного» японцы, глаза у него были как раз по-азиатски узкими. А пока Джаред соображал, когда это мир перевернулся, и у них с Дженсеном снова вошли в обиход шутки на грани фола, тот решил добить его окончательно, снова глянув через плечо, причем, на сей раз с откровенной смешинкой во взгляде: – Кстати, Джей, а тебе как сегодня спалось? Кошмары под утро не снились? С Анжелиной Джоли там или, я не знаю, с Брэдом Питтом?
Окончательно выпавшему в осадок Джареду понадобилось секунд десять, чтобы допереть, чего это Дженсен так веселится. Целая вечность, если вспомнить, как быстро Эклз понабрался от него дурного и проникся идеей дурацких розыгрышей. Падалеки оправдывало лишь то, что в последний год они оба шарахались от любых двусмысленностей и намеков на флирт, как демон от святой воды.
– Это ты подсунул мне подушку? – разрываясь между смущением, смехом и желанием «страшно и кроваво» отомстить, Джаред не нашел ничего лучше, кроме как запустить в Дженсена попавшимся под руку мокрым полотенцем. – Придурок!
– От придурка слышу, – ухмыльнулся Эклз, озвучив их собственный вариант винчестерского «пароль-отзыв», и с выражением вселенской скорби на лице захлопнул холодильник. Баночка арахисового масла у него в руках была, похоже, единственным из продуктов Джареда, входившим в понятие Дженсена о вкусной и здоровой пище. – Ладно, на завтрак придется обойтись тостами, а вечером заедем в супермаркет. Будем спасать твой желудок, пока не поздно.
Джей лишь улыбнулся, как идиот, и прислонился спиной к шкафчику, наблюдая до боли знакомую и милую сердцу картину – Дженсен на его кухне, весь такой взъерошенный и домашний, копошится, пытаясь одновременно накрывать на стол, жарить тосты и приглядывать за кофеваркой, которая, как и год назад, вечно норовит забрызгать все вокруг пеной для каппучино. Не знай Джаред, какова будет расплата, он, наверно, воскликнул бы в этот момент подобно Фаусту: «Остановись, мгновение!»[3], потому что здесь и сейчас он чувствовал себя по-настоящему счастливым. Вот уж воистину, имея – не ценим, а потерявши – плачем.
Завтрак прошел в молчании, но не напряженном, как это бывало в последнее время, когда они с Дженсом оставались наедине, а уютном, теплом и мягком, как любимый джемпер Эклза, который тот забыл при переезде, а Джаред и не подумал возвращать, забрав с собой и превратив в персональный фетиш а-ля плюшевый мишка для спанья. Более того, эта же полузабытая атмосфера безмолвного взаимопонимания и ни с чем не сравнимого комфорта, который они с Дженсеном когда-то ощущали в тет-а-тет, осталась с ними и в машине. А если при виде идеального профиля Эклза Падалеки и забредали в голову порнографические мысли, таща за собой дежурный приступ самокопания и ненависти к себе, то одного взгляда в зеленые глаза, смотревшие на Джареда с пассажирского сидения, было вполне достаточно, чтобы его снова окутывало, словно пуховое облако, самое чудесное на свете чувство. Нет, не любовь – просто Дженсен.
Впрочем, в глаза друг другу они в этот день смотрели не так уж часто, в глубине души осознавая, что их привычные переглядывания не только ускорят укрепление уз, подточенных месяцами непонимания, ссор и обид, но и вскроют все старые раны, вытащив наружу проблемы, которые ни тот, ни другой пока не готовы были решать. Зато прикосновений, пускай мимолетных и более сдержанных, чем прежде, им вполне хватало: Джареду, чтобы периодически усмирять плоть, воскрешая в памяти самые неприятные моменты биографии Сэма, а Дженсену, чтобы черпать силы в его присутствии, с головой нырнув в кошмары «похоронной бюрократии». Он вообще отлично держался – настолько, что Падалеки даже забеспокоился слегка, наблюдая за собранным и совершенно спокойным, на первый взгляд, другом, пока до него не дошло, что он не Дженсена перед собой видит, а Дина, причем не экранного, хотя костюм на нем был как раз реквизитный, одолженный по пути на съемочной площадке, а самого что ни на есть настоящего – Харрисона, а не Винчестера – потому что как раз сейчас Эклз и не думал играть. Его второе «Я» постепенно просыпалось, и Джареду оставалось только молиться, чтобы вслед за непроницаемым выражением, под которым Дин, будто под забралом, всегда скрывал боль и горе, Дженсен не вспомнил еще одну свою дурную привычку – закрываться от него, отвергая попытки помочь и поддержать.
Плюс ко всему у Падалеки имелась и другая причина переживать по поводу проявлений прежней личности Эклза – его безумная и недоношенная пока идея разобраться с демонами до возращения к Дженсену памяти. К счастью, Джаред хоть и таскался за напарником весь день, как привязанный, в процессе не участвовал и даже не особо вникал, так что времени подумать и набросать в голове примерный план действий ему хватило с избытком. Оставалось только обсудить замысел с Кастиэлем, вечером, когда Дженсен уснет или будет в душе, и если Анна согласится им помочь, уже с завтрашнего дня заняться подготовкой. Тем же снаряжением озаботиться для начала.
На последних страницах Сэмова дневника, исписанных Дином, упоминалось, что тот нашел-таки кольт, потерянный братьями в Карфагене, и Джаред считал легендарный револьвер своим главным козырем. Собственно, без него вся эта затея даже с участием ангелов была бы форменным самоубийством. Как справедливо заметил Кастиэль, Падалеки далеко не Сэм, даже его память о той, другой, жизни, за исключением любви к Дину, всего лишь блеклая калька с воспоминаний младшего Харрисона. И если с точки зрения сохранности его рассудка после кошмаров об Аде это было большим плюсом, то при охоте на демонов вполне могло стоить Джареду жизни. По хорошему, ему нужен был Дженсен, потому что вдвоем, что бы там ни говорил иногда этот упрямый осел, они всегда были сильнее. Но, опять же, Эклз – не Дин, да и план Падалеки строился, прежде всего, на собственной мнимой беспомощности и ловле на живца, и Дженсен в эту схему никоим образом не вписывался. Навоюется еще, когда они отправятся собирать кольца! Всех демонов за раз не перебить, а значит, путешествие в любом случае обещает быть… насыщенным.
Кастиэль, кстати, посетил Джареда сам, гораздо раньше, чем тот предполагал, и в самом неожиданном для такой встречи месте. То есть, если задуматься, как раз церковь для беседы с ангелом Господним больше всего и подходила, но отношения братьев Харрисонов с Кастиэлем всегда были, мягко говоря, нетрадиционными, а восприятие ими религии и в лучшие-то времена исключительно потребительским. Джаред, к слову, в отличие от Дженсена, верующим человеком себя тоже не считал, но когда друг попросил его остановиться у церкви, разумеется, без возражений припарковался и вслед за Эклзом шагнул под темные и вопреки всему умиротворяющие своды храма. К алтарю Падалеки, правда, не пошел, поймав просительный взгляд зеленых глаз, и, предоставив Дженсену возможность побыть наедине с собой и своей верой, тихонько присел на заднюю скамью. Ему было о чем подумать.
Ангел материализовался рядом с Джаредом в лучших традициях сериала, заставив подскочить от неожиданности и прикусить язык, давя неуместную в храме божьем ругань. Черт, уж лучше иллюминационное шоу с разворачивающимися крыльями, чем этот маскировочный вариант телепортации! Так и заикой остаться недолго.
– Кас! – имя ангела Падалеки прошипел, словно какой-нибудь змееуст, но все его раздражение мгновенно испарилось, когда он заметил весьма потрепанный вид Кастиэля: волосы взъерошены, воротник плаща, в прошлый раз застегнутый под самое горло, едва ли не разодран, а лицо, что вообще из ряда вон, слегка раскраснелось. – Эй, что с тобой случилось? На демонов нарвался? – спохватившись, Джаред бросил быстрый взгляд в сторону Дженсена, но тот по-прежнему стоял лицом к алтарю и подозрительных перешептываний у себя за спиной, похоже, не слышал.
– На Анну, – Кастиэль с уморительным смущением пригладил растрепанную шевелюру, кажется, даже не заметив, что использовал земное имя своей бывшей начальницы. – В подвале храма сего сокрыта древняя христианская святыня, творящая вокруг себя некий барьер, питаемый молитвами верующих. Низшим демонам сюда нет ходу, и даже более могущественным понадобилось бы время, дабы преодолеть его. И понеже вы двое здесь в полной безопасности, я воспользовался сей возможностью и нанес визит Анаэль.
– И что же, она была тебе не рада, и вы слегка повыщипывали друг другу перышки?
– Нет, – у Джареда аж глаза на лоб полезли, когда Кастиэль уже откровенно залился румянцем, – она пыталась… меня раздеть!
Растерянно заломив брови, Падалеки покосился на расстегнутый плащ ангела, потом пригляделся повнимательнее и в следующую секунду буквально сложился пополам, давя булькающий в горле смех. А что, интерес Анны волне можно было понять.
– Священник? – выдавил он, наконец, выразительно ткнув пальцем в воротничок-колоратку[4]. – Серьезно?!
– Священник и охотник, – поправил Джареда Кастиэль, явно не понимая, что здесь такого забавного, – как ваш друг пастор Джим, про коего мне поведал Дин, когда мы с ним заманивали в ловушку Рафаила.
– О как! Черт, охотник в помощь нам бы точно не помешал, – мгновенно посерьезнев, пробормотал Падалеки. И как он раньше об этом не подумал? Наверно, слишком привык доверять только брату. Ну, и Бобби, пожалуй, действительно заменившему им с Дином отца. Семье, одним словом. – Слушай, Кас, а Бен еще жив. Нет? Вот проклятье! – Джаред со вздохом покачал головой, в принципе, ничуть не удивленный. Охотники редко доживали до пенсии и еще реже умирали своей смертью. – Что ж, тогда вернемся к нашим баранам. До чего ты договорился с Анной после того, как она провела инспекцию твоей униформы? Мы можем на нее рассчитывать?
– Да, она обещала явиться по первому твоему зову.
– Отлично! Надеюсь, она будет так же «рада» видеть меня, как и я ее.
Как ни странно, сарказм в словах Падалеки Кастиэль уловил слету: наверно, натренировался в свое время, общаясь с язвой Дином, и, разумеется, опять попытался сыграть роль миротворца:
– Джаред, Анаэль не ведала что творит, и даже тогда она не желала смерти тебе лично. Дай ей шанс искупить свою вину перед тобой и отплатить, наконец, за спасение.
– Спасение? А, это когда я стравил Годзиллу и Мотру, избавив Дина от возвращения в Ад, а эту крашеную стерву от небесных застенков? – фыркнул Джей, снова проверяя краем глаза, как там поживает Дженсен. – Ладно-ладно, обещаю, я дам Анне шанс. Собственно, теперь я не так уж на нее и зол, если задуматься, но, понимаешь, Кас, для реализации моего плана необходимо, чтобы все выглядело, как будто мы с ней по-прежнему на ножах. Формальное перемирие, когда стороны только и ждут, как бы пооткручивать друг другу головы.
– Но зачем, позволь спросить?
– Затем, что я собираюсь заманить наших демонов в ловушку, исполнив в ней роль приманки. Найти какой-нибудь заброшенный дом, вроде тех, в которых мы с Дином иногда ночевали, и в тайне от этих тварей превратить его в одну большую и максимально автоматизированную демоноловку, – опомнившись, воодушевившийся было Джаред снова понизил голос, но Дженсен, очевидно, стараниями Кастиэля, по-прежнему никого и ничего не замечал, медитируя над столиком для свечей. – А потом мы с тобой и Анной поставим небольшой спектакль для избранной аудитории. Демоны с нас глаз не спускают, ведь так? Но сейчас не слышат? Отлично! Значит, где-нибудь в людном месте, да вон хоть на съемочной площадке, я обставлю все так, чтобы демоны поверили, будто Дженсен уже все вспомнил. Однако личные дела, дескать, задерживают его на день или два в Ванкувере, а вот мне ничто не мешает под охраной ангела отправиться за кольцами, в конце концов, мне же их потом уничтожать, а не Дженсу. – Джаред почесал ухо, как часто делал в раздумьях, потом прищелкнул пальцами, развивая мысль уже на ходу. – Можно даже запастись реквизитом и сделать вид, что один перстенек я уже нашел – чтобы рыбка точно не сорвалась. А затем будет ночевка в доме-ловушке, где мы с Анной эффектно разыграем ссору, плавно переходящую в драку под старым добрым лозунгом: «Самый верный способ предотвратить Конец Света – распылить меня на атомы по всей галактике». Естественно, я якобы буду готов к такому повороту событий и заранее нарисую в укромном месте телепортирующий сигил Еноха. Анну сдует в космос, я временно останусь без прикрытия, и глава этой демонической шайки, уж конечно, не упустит свой шанс потолковать со мной по душам. Мне останется только ловушку активировать!
– Слишком велик риск, – после короткой паузы произнес Кастиэль. – Смутно мне видится, что конкретно ты именуешь автоматизированной демоноловкой, но я так мыслю, что за несколько дней, необходимых Дженсену, дабы все вспомнить, не в силах человеческих будет организовать идеальную ловушку, коя захлопнулась бы простым нажатием клавиши. Джаред, тебе может просто не хватить времени и реакции, дабы все… активировать! – ангел чуть заметно нахмурился, с откровенным неодобрением покачивая темноволосой головой. – И еще, почему уверен ты, что за тобою явится именно главный демон, а не кто-то из его миньонов? Ты, безусловно, ключевая фигура в этой войне, но зачем ему охотиться за тобой лично, ежели вокруг полным-полно адских отродий рангом помельче?
Под нездешне задумчивым, но по-человечески обеспокоенным взглядом Кастиэля и без того хлипкая уверенность Падалеки зашаталась, как карточный домик, но он усилием воли заставил себя прикопать все сомнения как можно глубже. Если по первому пункту ангел угодил, что называется, не в бровь, а в глаз, хотя бы потому что рефлексы и самоубийственная отвага Сэма Джареду были отнюдь не свойственны, то уж во второй части своей развенчательной речи Кастиэль совершенно точно попал пальцем в небо.
– Брось, Кас, ты не хуже меня знаешь, что представляют из себя эти твари. Держу пари, после того, как сначала мы с Дином, а потом и Люцифер, истребили всех высших демонов, дисциплина в Аду упала ниже, в прямом смысле слова, некуда, и теперь мелкая шушера готова горло друг другу перегрызть в борьбе за власть. Кто бы ни дирижировал этой шайкой-лейкой, он не доверит сосуд Люцифера и кольцо Всадника какой-то пешке. Они ведь, знаешь ли, имеют обыкновение становиться ферзями, – на лице ангела по-прежнему отражались сомнения, и Джаред решительно рубанул воздух рукой, тем самым подводя черту в разговоре. – Да-да, я знаю, мой план безрассудный, непродуманный и дальше по тексту, но если у тебя нет идеи получше, будем пока ориентироваться на него. Я сегодня ночью набросаю примерную схему ловушек, а Анна пусть пока поищет подходящий дом. Лучше всего в Мексике – она вполне подходит для предполагаемого захоронения кольца, а еще у меня там живет хороший знакомый, Рикки Гарсия. Он мой должник и к тому же мастер на все руки, сделает все, что нужно по первому разряду, и без лишних вопросов.
Скорее всего, Риккардо решит, что Джаред окончательно спятил с этим сериалом, ну да Бог с ним. К репортерам он точно не побежит – слишком ненавидит эту братию, а сомнение Гарсии в его психическом здоровье Падалеки уж как-нибудь переживет. Главное, чтобы тот ловушку вовремя сделал.
Кастиэль кивнул и как всегда, по-английски, «стерся из кадра» – человеческие глаза просто не успевали уследить за перемещением ангела, когда тот прятал свою ауру, так что слова «испарился» или «растаял в воздухе» здесь явно не подходили. Раз – и исчез, словно и не было никогда. Зато Дженсен в ту же секунду вздрогнул, как будто просыпаясь ото сна, и, довольно быстро закончив молитву, со смущенным видом направился к Джареду. Естественно, он и понятия не имел, что это магия Кастиэля подтолкнула его задержаться у алтаря почти на десять минут, и теперь Эклз, видимо, чувствовал себя виноватым из-за того, что заставил напарника так долго ждать. Поерзав на скамье, Падалеки воровато потер кончик носа. Идиотская ситуация! И, что еще хуже, до боли знакомая, пусть даже в роли его «маленького грязного секрета» теперь выступает ангел и по-настоящему преданный друг, а не черноглазая дрянь, с самого начала умело игравшая на их страхах и слабостях. Но будь Джаред проклят, если снова позволит Дженсену лезть в самое пекло! По крайней мере, не раньше, чем тот просто не оставит ему выбора.
Как и планировалось, большую часть ночи Падалеки посвятил разработке идеальной ловушки. Знания Сэма и его интеллект были, слава Богу, при нем, а сам Джаред недаром собирался когда-то в техасский технологический, так что часам к трем у него уже имелась пусть и примерная пока, но довольно подробная схема «демоноловки». Остальное можно было решить только на месте и лучше всего сразу с Риккардо. Вот завтра с утра с ним и договориться обо всем, а во второй половине дня на ангельском транспорте смотаться посмотреть на дом. Тем более что к Дженсену все равно прилетает отец, а значит, круглосуточно изображать его тень больше нет необходимости. Как бы Джареду этого не хотелось.
Едва не вывихнув челюсть в зевке, Падалеки запихал свои наброски под матрас и, бесшумно подкравшись к дверям, слегка приоткрыл одну створку, прислушиваясь к дыханию Дженсена, доносившемуся из гостиной. Уговорить его лечь в спальне, ясно дело, не получилось, хотя Джаред честно старался, придумав с десяток причин и уловок. Но Эклз был неумолим, и, даже слегка разозлившись в какой-то момент, вдруг так напомнил Падалеки ту «снежную королеву», с которой он общался последние месяцы, что Джаред банально перетрусил и мгновенно пошел на попятный, как это всегда делал Сэм. Но в целом, не считая инцидента с койко-местами и лавины звонков с соболезнованиями, заставившей их отключить все телефоны, вечер, в отличие от поистине адского дня, можно сказать, удался. Поездка в торговый центр за шмотками и продуктами, совместный выгул собак, незамысловатый, но совершенно объеденный ужин, приготовленный Дженсеном, и посиделки у телевизора с бутылочкой пива – это было, все равно что отмотать время на полтора года назад, и даже привкус горечи, как в то первое и последнее Рождество, что братья Харрисоны отпраздновали вместе, не смог отравить Джареду этот вечер.
Впрочем, Дженсен очень быстро начал клевать носом, и по комнатам они разошлись часов в одиннадцать: Эклз спать, а Падалеки – проектировать свою ловушку для демонов, каждые пятнадцать минут выглядывая в коридор, чтобы проверить, как там его любимая головная боль. Дверь в гостиную он предусмотрительно оставил приоткрытой. Судя по неизменному тихому сопению, Дженсен спал, как сурок, и если и видел во сне какие-то фрагменты прошлой жизни, то ничего особо ужасного в них не было. В конце концов, рутины хватало и в работе охотников на нечисть, а светлые моменты… черт, их даже после возращения Дина из Ада вспоминалось достаточно, чтобы надежда не отпускала их обоих до последней минуты!
Оставив в дверях щель, Джаред уже выключил свет и начал потихоньку задремывать, когда тишину квартиры разрезал первый полустон-полувсхлип, выдернувший Падалеки из сна ударом плети по оголенным нервам. Он же, впрочем, стал и последним, потому что в следующее мгновение Дженсен выкрикнул «Нет. » с таким отчаянием и ужасом, что у Джареда внутри что-то оборвалось, а спину ни с того, ни с сего прошила давно забытая фантомная боль. Потом все вдруг стихло, и только секунд через десять, когда подорвавшийся с кровати Падалеки уже готов мчаться на помощь Дженсену, заподозрив, что все-таки налажал с защитой квартиры, и это был вовсе не кошмар, из гостиной послышался скрип половицы и задушенный, словно при попытке сдержать рыдания, мат. Потом по коридору прошлепали босые ноги – Джаред едва успел притвориться, что спит, когда Дженсен проходил мимо спальни – и в ванной зашумела вода.
Да, хреново дело, если ему понадобилось умываться! Кошмары полугодовой давности были еще слишком свежи в памяти Падалеки, как и отходняк после них, а если у Эклза все идет на ускоренной промотке… Собственно, хреново – это еще мягко сказано! Джаред в свое время, решив завязать с «колесами», лечил психику в компании Джима, Джека и Хосе[5], и Дженсен, похоже, решил последовать его примеру. Он прикрыл дверь в спальню, чтобы не разбудить Падалеки, но у пола оставалась небольшая щель, пропускавшая свет и звуки, так что Джею даже не нужно было гадать, чем занят сейчас его напарник – синеватые галогеновые лампочки были только на кухне, а потом и вовсе послышался приглушенный, но совершенно характерный звук, с которым горлышко бутылки ударяется о край стакана.
Естественно, бросать Дженсена наедине с его демонами Джаред не собирался и, выждав для приличия минут десять, тоже подтянулся на кухню. Картина почти один в один повторяла утреннюю: кое-как одетый Дженсен в растрепанных чувствах и разлегшиеся у его ног собаки. Разве что покоцанного мобильника на столе не наблюдалось, а кружку с кофе заменил стакан текилы, причем, далеко не первый, судя по ополовиненной бутылке «Sierra Silver» из личных запасов Падалеки. Эклз поднял на него взгляд, второй раз за день открыто посмотрев другу в глаза, и Джаред, подавившись дежурной шуткой про пьющих в одиночестве, молча направился к кухонному шкафчику, чтобы достать второй стакан. Так же не говоря ни слова, он плеснул себе двойную порцию текилы и, отсалютовав Дженсену, опрокинул в себя обжигающую жидкость. Эклз, чуть помедлив, зеркально отразил его движение, но выглядело это как-то заторможено, будто смазано, и снова поймав надломленный, порядком расфокусированный взгляд зеленых глаз, Джаред понял, что полбутылки текилы уже сделали свое пьяное дело. Черт, не надо было ему деликатничать и высиживать в спальне, давая Дженсену время прийти в себя! Теперь вот соображай, как бы потактичнее намекнуть этому невозможному типу, что ему уже хватит, и вообще пора баиньки. Основательно захмелевший Эклз поддавался убеждениям примерно так же, как трезвый Крипке. То есть никак.
– Знаешь, а я ведь соврал тебе, – огорошил Падалеки Дженсен, заставив того мгновенно забыть о почти готовой подначке-многоходовке, после которой Эклз как миленький отправился бы на боковую. – Прошлой ночью, когда мы спали вместе на диване, я снова видел сны про Дина и Сэма. Правда, на этот раз хорошие, почти счастливые. Этакая идеальная версия «Обратной стороны луны», если ты понимаешь, о чем я.
– Ненавижу этот эпизод! – не сдержался Джаред, без возражений наблюдая, как Дженсен снова наполняет их стаканы. Фиг с ним, еще одна порция погоды не сделает, а слушать про сны-воспоминания Эклза на трезвую голову то еще испытание для нервов – плоские монохромные картинки в его голове как-то сразу трансформировались в формат 3D.
– Опять твоя любимая песня «Все было совсем не так»? – фыркнул Дженсен, легонько чокаясь своим стаканом со стаканом Джареда. – Если бы наш демиург уже не был лысым, ты бы ему этой весной точно плешь проел своим сэмоцентричным видением сюжета… Эх, лайма бы сюда и соли! – пробормотал, сделав пару больших глотков. – В холодильнике вроде есть, да вставать в лом.
Ничего не ответив, Падалеки лишь вяло дернул плечом и тоже отхлебнул текилы, как бы говоря: «А пошло оно все!». Сэмоцентричным видением, ну-ну. А что делать, если после второго сезона шоу стало на восемьдесят процентов диноцентричным? И даже этот эпизод про Рай, сотканный из якобы хороших воспоминаний! До реального Дина хоть и с большим запозданием, но дошло, что Захария с самого начала вел их, как крыс в лабиринте, нарочно загоняя в самые противоречивые уголки памяти, чтобы, в буквальном смысле, выманить потом на свет. А вот понял ли это, в конце концов, Дин экранный, зрителю так и не показали, как, впрочем, и то, что все счастливые воспоминания Сэма, в которых они побывали, имели точно такой же привкус тоски и боли, как и тот день из памяти Дина – любовь и забота мамы на фоне ее ссоры с отцом. Отъезд в Стэнфорд после жестоких слов отца и предательства брата, ни словом за него не вступившегося, или побег во Флагстафф из-за глупой обиды на Дина: нашедший его отец тогда в первый и последний раз в жизни взялся за ремень, и Сэм потом неделю сидеть нормально не мог. Черт, да он даже на тот День Благодарения к однокласснице решился пойти только потому, что отец уже накануне начал праздновать в ближайшем баре!
Но нет, зритель должен был увидеть, почему это райское сафари стало для Дина пресловутой соломинкой, сломавшей спину верблюду, а значит, до чувств Сэма опять никому не было дела. Как актер режиссера, Джаред Крипке вполне понимал, а вот как Харрисон-младший, которому в очередной раз плюнули в душу, он испытывал с этим большие трудности. В конце концов, в жизни-то они с Дином вполне успешно объяснились на эту тему после его большого «Пошел ты» Михаилу, и Сэм даже рассказал, в каком воспоминании очнулся, прежде чем совершенно случайно не оказался на Дороге-оси мироздания и не попал на крыльцо к «железнозубке» Стефани. Это был футбольный матч, тот самый, кубок за который отец потом хранил столько лет, потому что Дин тогда все-таки умудрился притащить его на стадион. А по пути в мотель у них потом сломалась машина, но даже пятимильное путешествие до ближайшей заправки под накрапывающим дождем не могло испортить Сэму настроения, ведь Дин не остался с отцом копаться в моторе, а пошел в автомагазин вместе с ним…
Затерявшись в воспоминаниях и обидах, Джаред как-то пропустил момент, когда Дженсен в очередной раз опустошил стакан, и спохватился, лишь заметив, что тот опять тянется к бутылке.
– Дженс, по-моему, тебе уже хватит, – мягко окликнул он друга, не уверенный, что сможет сейчас обставить все так, чтобы Эклз решил «по собственной воле» отправиться в кроватку.
– Неа, – пьяно отмахнулся Дженсен, с сосредоточенностью химика-испытателя наполняя стакан до самого верха, – чего мне действительно сегодня хватит, так это кошмаров о тебе! Началось все, правда, с Сэма, но вы двое у меня в голове опять основательно перемешались.
Глотнув текилы, Эклз в упор посмотрел на Падалеки, изучая, ощупывая его лицо взглядом, словно слепец пальцами. Скорее всего, он просто сравнивал Джареда с Сэмом, как делал в свое время сам Джей, увидев во сне настоящего Дина, но что-то такое мерцало при этом в глубине дженсеновых глаз, что Падалеки не выдержал и отвернулся, чувствуя, как кровь приливает к щекам и, совсем уж некстати, к другим, более интересным, частям тела. Чертов Эклз – просто ходячий афродизиак какой-то! И ведь все смотрит, не отрываясь, сейчас дыру где-нибудь прожжет. Температура в кухне вон уже градусов на десять подскочила, по крайней мере, по субъективным ощущением Джареда.
– Ты прав, старик, нам жизненно необходимы соль и лайм, – поспешно допив остатки текилы, Джей сполз со стула и полез в холодильник, продолжая спиной ощущать непонятный взгляд Дженсена. Волоски у него на шее мгновенно встали дыбом, а глубоко внутри прошла волна горяче-ледяной дрожи, превращая все мышцы в желе, а покрывшуюся испариной кожу в одну сплошную эрогенную зону.
Проклятье, хоть себе-то не ври, Падалеки! Очень даже понятный этот взгляд и, самое главное, отлично ему знакомый. Так на него, вернее тогда еще на Сэма, смотрел только Дин, и то лишь раз или два, когда они в очередной раз оказывались на самом краю, и брат уже просто не мог совладать с рвущимися наружу эмоциями. Кровное родство – вот единственное, что тогда его останавливало. Но Дженсен-то пока не Дин, у него в голове сейчас полнейшая неразбериха, он не понимает что чувствует, чего хочет и, ко всему прочему, успел напиться до полного отказа тормозов. Так что нечего тут губу раскатывать! Даже если Эклз что-нибудь такое скажет или сделает, это отнюдь не значит, что он…
– Вот ей Богу, лучше бы это были Адские Псы, – голос Дженсена, который, по идее, должен был сидеть на другом конце кухонной стойки, раздался прямо у Джареда за спиной, заставив того подскочить и уронить на пол наконец-то найденный в недрах холодильника лайм. – Я понимаю, у меня просто крыша едет, и я не Дин, и ты не Сэм из моих снов, но я действительно предпочел бы еще раз встретиться там с церберами, чем снова и снова видеть, как ты умираешь! От ножа Джейка, от рук Анны, от пули этого гребаного охотника, – обернувшись, Джаред оказался лицом к лицу с Дженсеном и тут же невольно попятился, потому что взгляд зеленых глаз, с почти затопившими радужку зрачками, смотревших на него с какой-то невообразимой мешаниной эмоций, без преувеличений, засасывал, как черная дыра. – А потом ты сам прыгнул в огненную бездну Клетки, и я думал, что хуже уже ничего быть не может, – шепотом продолжил Дженсен, и хотя его голос звучал неестественно ровно, если не сказать безжизненно, Джаред всей кожей чувствовал в нем раскаленную лаву, кипящую под тонкой корочкой льда. – Только я ошибался, Джей! Тогда какой-то частью сознания я еще помнил, что сплю, и это не давало мне сойти с ума. Но потом мне показалось, что я проснулся – здесь, в этой квартире. Все выглядело таким реальным, просто до жути, разве что тишина, как на кладбище, хотя все двери были нараспашку. Ни твоего дыхания, ни сопения собак. И я пошел в спальню… А там ты, на потолке! И пламя…
Ладонь Дженсена с грохотом впечаталась в дверцу кухонного шкафа, заставив Джареда испуганно дернуться, как если бы удар изначально предназначался ему: сначала рассказ Эклза, потом это, а нервы у Падалеки со вчерашнего дня были натянуты, как струнки. Да и Дженсен, откровенно говоря, выглядел в этот момент слегка страшновато: дышал, как загнанная лошадь, хотя только что казался почти спокойным, и смотрел уже не просто отчаянно и жадно, а с каким-то голодным безумием во взгляде. Не то чтобы Джаред его боялся, конечно, чисто теоретически, сцепись они, у Дженсена не было бы против него никаких шансов, потому что весовая категория, она и в Африке весовая категория, а навыки Сэма, пусть и вернувшиеся от силы процентов на тридцать, даже близко не стояли с актерской боевой подготовкой Эклза. Но Дженсен был сегодня буквально сам не свой, и Джаред, всегда читавший обе его личности, как раскрытую книгу, просто не знал, чего от него теперь ожидать. То есть одна безумная идея, конечно, была – учитывая, как близко стоял к нему Эклз и какими глазами смотрел. Но тут уже сам Падалеки чувствовал себя, как в классическом кошмаре старшеклассника, когда на экзамене ты подходишь к кафедре и вдруг понимаешь, что какой бы билет ты ни вытянул, правильного ответа на него у тебя все равно нет.
– Дженс, послушай, – начал Джаред, ощущая себя то ли сапером на минном поле, то ли дрессировщиком успокаивающим дикого, опасного в своей непредсказуемости зверя, – после того, что тебе довелось пережить, было бы странно, если бы обошлось без кошмаров. Ну а то, что их героем вдруг оказался я, так подсознание порой и не такие фокусы выкидывает. Мы оба знаем, что ублюдки, убившие Данниль, все еще где-то там, и я тоже не могу не думать, кто у них следующий на очереди.
– Все так, – как будто слегка расслабившись, Дженсен сделал шаг в сторону, позволяя Джареду захлопнуть, наконец, холодильник и с облегчением прислониться к нему спиной. – Никто не знает, что на уме у этих психов, и я до судорог боюсь за родителей и Мак с Джошем. Если с ними что-нибудь случится, я… – он тяжело сглотнул и помотал головой, поспешно пряча блеск повлажневших глаз, – не представляю, как я это переживу. Не знаю, выдержу ли, – Дженсен замолчал, все еще глядя в пол, и видеть его таким, наблюдать, как он играет желваками и то сжимает, то разжимает кулаки, борясь с клокочущими внутри эмоциями, было настолько больно и физически, прямо-таки до удушья, невыносимо, что Джаред, как и много лет назад на капоте старушки Шеви, не мог выдавить из себя ни слова. Но к счастью или к несчастью, Эклз, когда раз в сто лет его пробивало на откровенность, обычно болтал за двоих, и если Дин, даже в такие моменты щадивший младшего брата, информацию хоть как-то дозировал, то у Дженсена, особенно под градусом, предохранители отказывали напрочь, и он вполне мог наговорить такого, о чем на следующий день безумно жалел. Вот и сейчас все явно к тому шло, судя по выражению лица Эклза, когда тот спустя пару секунд собрался-таки с духом и поднял глаза на Падалеки. У Джареда чуть колени не подогнулись под его взглядом, а кислорода в легких, наоборот, вдруг стало слишком много, хотя еще секунду назад он почти задыхался. – Но я могу с уверенностью сказать, чья смерть меня точно сломает, Джей, и чтобы понять это, мне не нужен был тот долбаный сон! – отчеканил Дженсен, надвигаясь на вжавшегося в холодильник Джареда. – Не могу тебя потерять, – добавил он уже мягче и вдруг с силой обхватил Падалеки за шею, до боли натянув прижатые пальцами волосы. – Не могу отпустить… Больше никогда!
Взгляд зеленых глаз медленно опустился на его рот, и хотя Джаред прекрасно понимал, что сейчас произойдет, ощущение терпких, как текила, мужских губ, прижавшихся к его собственным в жадном, непривычно властном поцелуе, обрушилось на него подобно грозе, цунами, землетрясению и огненному валу одновременно. Если бы в этот самый момент перед ними разверзлась Клетка Люцифера, и ослепительный луч света ударил в небо, выжигая все живое в радиусе сотни метров, Джаред едва ли это заметил бы. У него тут случился свой собственный маленький Апокалипсис, тот самый, что обещает, в конечном счете, Рай на Земле. Но вот какой ценой?!
________________________________________
[1]«Леди слишком бурно протестует…» — имеется в виду строчка из «Гамлета»: The lady doth protest too much, methinks (III акт, 2-я сцена).
[2]Под бореназовским сериалом Дженсен подразумевает детективный телесериал о судебных антропологах и ФБР «Кости», где снимается его приятель-актер Дэвид Бореназ. Исследуя останки, как привило лишь скелеты, сгнившие или сожженные тела, команда антропологов из Джефферсоновского института разбирает их буквально до костяной муки.
[3]«Остановись, мгновение, ты прекрасно!» — слова из трагедии «Фауст» великого немецкого ученого и писателя Иоганна Вольфганга Гёте. Заключая сделку, Фауст просит Мефистофеля прервать его земное существование, когда он достигнет наивысшего счастья и захочет, чтобы оно продлилось еще немного («Остановись, мгновенье!») — и вот в тот же миг Мефистофель должен остановить время жизни Фауста и забрать его с собою в преисподнюю.
[4]Воротничок-колоратка — (польск. koloratka, от фр. collerette — «воротничок»; итал. collare; оба от лат. collum — «шея») или римский воротник (фр. col romain, англ. Roman Collar) — элемент облачения клириков и иных священнослужителей в западных Церквях.
[5]Джим, Джек и Хосе — «Джим Бим» и «Джек Дэниэлс» — сорта американского кукурузного виски, «Хосе — марка текилы. Это крылатое выражение обыгрывалось в пилотной серии «Сверхъестественного». Собирая вещи, Сэм говорит Джессике, что «отец пошел на охоту вместе с Джимом, Джеком и Хосе», подразумевая, что тот прихватил с собой изрядный запас выпивки.

Секрет успеха:  Хеджирование в бинарных опционах

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 4 от 08.03)

Сообщение Allinor » 08 мар 2020, 23:27

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 4 от 08.03)

Сообщение КейДи » 08 мар 2020, 23:48

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 4 от 08.03)

Сообщение Гадюка подколодная » 09 мар 2020, 09:04

Re: «Последний раунд», J2xSPN, NC-17 (глава 4 от 08.03)

Сообщение Phelishia » 03 апр 2020, 20:08

Увы, в моем исполнении голую НЦ читать вряд ли будет интересно – я и там обычно делаю упор на эмоции, а не на порно

Вот честно, я очень удивилась, сколько восторгов по поводу этой главы (особенно, у меня на дневе). Мне-то она казалась по большей части проходной. Ну, кроме финальной сцены на кухне, конечно.

Гадюка подколодная пишет:

Стараемся! Именно такой Джаред и должен быть здесь – с повадками Сэмми.

Он был похож на одержимость, этот поцелуй! На чары сирены, приворотное зелье и магию Купидона вместе взятые, потому что первые несколько секунд Джаред вообще с трудом понимал, на каком свете находится, где уж там взвешивать происходящее с точки зрения далеко идущих последствий или искать в себе силы сказать Дженсену «нет». Его целовали так и раньше, доминируя и подчиняя, опытные женщины во времена цыплячьей юности в Голливуде и даже пару раз мужчины, по пьяни и на спор. Но какими бы ни были обстоятельства, сладкая награда или куш, Джаред никогда не позволял себе полностью потерять контроль, покоряясь и позволяя партнеру вести лишь в той степени, в какой сам этого хотел. Вот только ему следовало бы сообразить, что с Дженсеном, на первый взгляд, неконфликтным, мягким и сдержанным, но изнутри несгибаемым, как титановый стержень, и по-диновски властным и твердолобым, этот номер у него не пройдет. Нет, в отличие от своего прежнего «Я», Эклз умел вовремя сдать назад, сгладить острые углы, а то и обратить все случившееся в шутку. Но только не под градусом и не войдя в раж, как это случилось сейчас. В таком состоянии он превращался в ураган, в чистую стихию, сопротивляться которой было попросту невозможно. Во всяком случае у Джареда это никогда не получалось, ни эмоционально, ни физически. Даже в тех случаях, когда он действительно этого хотел.
Ему следовало оттолкнуть Дженсена, сказать что-нибудь резкое, пока тот просто пожирал его глазами, бесцеремонно вторгшись в личное пространство, пока не стало слишком поздно. Первое яростное соприкосновение губ, больше похожее на удар или укус, стало спусковым крючком для обоих: Эклз мгновенно утратил остатки самоконтроля, а Падалеки – волю и желание сопротивляться, чувствуя, как его выгибает, сминает и уносит куда-то, подобно деревцу, вырванному с корнем и затянутому в воронку гигантского смерча. Наблюдая за Дженсеном и Данниль, а также вспоминая, как вел себя с женщинами Дин, Джаред иногда разрешал себе пофантазировать, каково это было бы его целовать. Нежно, сладко и тягуче, словно тающий на языке шоколад, или же все-таки как больше нравилось самому Джею, жадно, горячо и даже немного неистово, по принципу «один раз живем»?
Но то, что сейчас вытворял с его ртом Дженсен, даже близко не лежало с тем, что Джаред себе воображал холодными одинокими ночами или же тайком любуясь напарником на съемках. Эклз целовал его, как будто и впрямь в последний раз: до синяков, почти до крови, тут же зализывая слегка саднящие ранки, и снова прикусывал раскрывающиеся навстречу губы Джареда, пока тому не осталось ничего другого, кроме как ответить, впитывая в себя вкус Дженсена, его запах, и мгновенно дурея от них, словно от забористой травы. Окружающий мир смазался, поблек, а все ощущения Джареда, наоборот, вдруг стали необычайно яркими и острыми. Голодные, овладевающие им губы Эклза, прохладная влага его языка и приятная до слабости в коленях тяжесть горячего тела, вжимающего Падалеки в дверцу холодильника, руки Дженсена, одна на шее, запутавшаяся в намотанных на пальцы волосах Джея, тянущая их до сладкой боли, вторая – неожиданно – на подбородке, жестко удерживая, не давая вырваться… Как будто бы Джаред мог!
Даже когда в голове у него самую малость прояснилось, и глас рассудка завопил где-то на периферии сознания, что все это очень-очень плохая идея, тело по-прежнему ни в какую не желало идти на поводу у здравого смысла и, не подчиняясь мысленным командам, продолжало плавиться в объятиях Дженсена, как снег на весеннем солнцепеке. И лишь когда тот сам оторвался от губ Джареда, чтобы глотнуть воздуха, жадно всматриваясь при этом в его лицо и поглаживая большим пальцем линию челюсти, Падалеки сумел с горем пополам укротить собственное либидо, по крайней мере, настолько, чтобы уйти от следующего поцелуя, воспользовавшись тем, что вторая рука Эклза тоже зарылась ему в волосы, теперь уже с откровенной нежностью перебирая встрепанные каштановые пряди, от которых всегда так балдели Алексис, Сандра и Женевьев. Дженсен, судя по всему, к кудрям напарника тоже не остался равнодушным, так что Джареду, жмурившемуся под его лаской, словно кот, понадобилась вся его сила воли, чтобы не поддаться опять наваждению и заставить, в конце-то концов, работать верхний, а не нижний мозг.
– Дже-е-енс, – беспомощно простонал Падалеки, когда Эклз, кажется, и не заметив даже его попыток избежать поцелуя, с жаром переключился с губ на правую щеку, подбородок и впадинку под ухом, смачивая языком и прихватывая-щекоча губами кожу с начинающей пробиваться щетиной. – Мы не должны, не надо… – героическим усилием переместив руки, неведомо как и когда оказавшиеся у Дженсена на талии, ему на плечи, Джаред уперся ладонями, стараясь создать между ними хотя бы какую-то дистанцию. Но его тело по-прежнему действовало в обход головы, само собой подставляясь поцелуям и ласкам Эклза, так что попытка вышла, прямо скажем, не особенно убедительной. – Черт, Дженсен, да отпусти ты меня! – взмолился, наконец, Падалеки, со стыдом понимая, как жалко, наверно, звучит со стороны это хнычущее «отпусти» из уст парня его комплекции. Но, Боже, он действительно был не в состоянии просто взять и оттолкнуть Эклза. Слишком долго Джей этого хотел, слишком давно мечтал.
– Только не говори, что ты не хочешь, – жарко выдохнул ему в шею Дженсен, потершись бедром о весьма красноречивое доказательство джаредова «хотения», и, не сдержавшему стон, Падалеки пришлось самому себе до крови прикусить губу, когда вспышка электричества, прокатившегося внутри неотличимым от боли наслаждением, едва не сбросила его опять в нирвану чистых ощущений.
Отрицать собственное возбуждение было бессмысленно, а трепыхаться и дальше, изображая убогие попытки сопротивления, попросту глупо и даже в какой-то степени унизительно, так что Джаред заставил себя припомнить, как складывают слова в более-менее связные предложения, и, в панике перехватив руку Дженсена, уже подбирающуюся к поясу его боксеров, попробовал задыхающимся голосом воззвать к благоразумию напарника:
– Дженсен, ты пьян, измотан, разбит… о-о-о, черт… и вообще, в шаге от нервного срыва, – рассуждать логично и здраво, когда любимый и самый желанный на свете человек вылизывает тебе ключицу, вдобавок поглаживая при этом ужасно чувствительное местечко на боку, было чертовски проблематично, но Джаред честно старался, разевая рот и выкатывая глаза, как золотая рыбка. Очень-очень возбужденная золотая рыбка. – Эклз, ну послушай… твою налево, Дженсен… послушай ты меня хоть раз в жизни! Ты же ни черта сейчас не соображаешь, что делаешь, и завтра, когда проспишься, наверняка об этом пожалеешь.
– Сомневаюсь, – не слишком внятно ответил Дженсен, посасывая и чуть прикусывая кожу у Джареда на груди, аккурат в том месте, где Сэм носил защитную татуировку, благо ворот у его футболки был широкий. – Никогда не имел обыкновения рефлексировать по поводу собственных решений. А даже если и так, черт с ним! Хуже, чем сейчас, мне уже точно не будет… То есть не конкретно сейчас, конечно, – смешок, вырвавшийся у Дженсена, сексуальный, самцовый и полный обещаний, отдался Джареду прямиком в член, сделав и его без того каменный стояк почти болезненным.
Горячая ладонь Эклза все-таки пробралась под резинку боксеров, облапив обнаженное бедро, кончики пальцев коснулись ягодицы, и Джей, не выдержав, подался вперед, вжимаясь, впечатываясь Дженсену в пах напряженной пульсирующей плотью. Живот прошила сладкая судорога, волна жара взметнулась к груди, потом выше – к пылающим, искусанным губам, затем к голове, напряжением заламывая виски, и Джаред жалобно заскулил, чувствуя, что снова теряет контроль над желаниями не только тела, но и разума – той самой крупицы воли, что не позволяла ему выбросить белый флаг, как того требовало все его существо: не только отдаваться, но и брать самому, потому что не в натуре Падалеки было полностью кому-то подчиняться. Уступить на время контроль – еще может быть, собственно, это само по себе было искушением, особенно с Дженсеном, но, в общем и целом, Джаред считал, что хороший секс, как танец: кто-то всегда ведет, но, по большому счету, это игра на равных.
Ему хотелось, Боже, как ему хотелось отпустить себя, позволив Эклзу все, что тот захочет, и дать, наконец, волю собственным желаниям, но Джей действительно безумно боялся. Боялся, что Дженсен не осознает сейчас до конца, во что ввязывается, и, протрезвев, решит, будто совершил ошибку; боялся, что, вернув память Дина, Эклз придет в ужас и ярость из-за того, что они натворили, и, как обычно, наговорит и наделает глупостей, растоптав в пыль то, что еще можно было собрать и склеить. Но больше всего Джареда пугало то, что, поддайся он сегодня чувствам, завтра и сам может пожалеть о том, что сделал. Ну, или, вернее, о последствиях этого – ведь в их ситуации пути назад уже не будет. Джей просто не был пока готов к этому шагу. Возможно, потом, когда они не будут сидеть по самое не могу в болоте с аллигаторами, и когда Дженсен все вспомнит и будет в состоянии отвечать за свои поступки.
Между тем, Эклз, по-своему истолковав затянувшееся молчание Падалеки, не говоря уже о непроизвольном движении его бедер, попытался снова поцеловать Джареда, еще сильнее зарываясь одной рукой ему в волосы, а пальцами второй бесцеремонно забираясь в расщелину между ягодицами. Прикосновение оказалось дико возбуждающим, но и слегка тревожащим тоже, подспудно намекая на те виды секса, на которые мужчине, даже если он все-таки чертов би, не так-то просто решиться. И это смутное чувство, слава Богу, отрезвляло достаточно, чтобы взять себя в руки и высказать Дженсену то, о чем он, черт побери, совершенно не думал в этой своей пьяной попытке забыться, слепо и эгоистично ища утешения в теле Джареда.
– А обо мне ты хоть на минутку подумал? – через силу спросил он, во второй уже раз уворачиваясь от любимых губ. Вышло увереннее и тверже, чем Падалеки от себя ожидал, и он, слегка воодушевленный, пошел ва-банк с отчаяньем и откровенностью смертника: – Ты потерял Данниль, свою точку опоры, и теперь собираешься переступить границу, от которой мы столько лет шарахались. Но как насчет меня, Дженсен? Прости, что говорю тебе это, но… черт, в моей-то личной жизни ничего не изменилось! В Лос-Анджелесе меня все еще ждет Женевьев.
Это было действительно жестоко – вот так бить по свежей ране, и Джаред сам испугался того, что сделал, в ту же секунду пожалев о сказанном. Но было уже слишком поздно: удар достиг цели, словно лицом в кирпичную стену ткнув Дженсена в ту часть реальности, о которой он, кажется, просто забыл, ощущая себя сегодня центром вселенной Джареда, совсем, как это было раньше, до Женевьев. Немудрено, в принципе, особенно если учесть, что, отзвонившись жене утром, Падалеки и сам вспоминал о ней от силы пару раз, и то мельком. Однако она действительно никуда из жизни Джея не делась, сколько бы он ни задумывался о неизбежном разводе, как, впрочем, и причина, по которой Джаред вообще начал с ней спать, а потом сдуру сделал предложение. Но Дженсена в его состоянии последнее, скорее всего, мало волновало, а вот сама Женевьев – это да. Они с Падалеки могли сколько угодно бегать от собственных чувств и делать вид, что не замечают взглядов друг друга, но оба в глубине души прекрасно знали, что все это ложь, притворство, и уж конечно Джаред не мог не видеть, что не только Дин бесится при виде Руби, но и сам Дженсен ревнует его к Женевьев похлеще шекспировского мавра.
Вот и сейчас, стоило лишь произнести имя Кортез, как Эклз весь задеревенел, отстранился, убирая, нет, скорее, отдергивая от Джареда руки, словно от раскаленной плиты или, того хуже, чего-то скользкого и омерзительного. Вместо долгожданного облегчения внутри когтистой лапой прошлась боль, отравленная нелепой обидой, на которую Падалеки после своих слов уж точно не имел права, но чувства влюбленных, как известно, логике не поддаются, и Джаред, ежась от неожиданного, идущего откуда-то из груди озноба, едва не завопил, противореча сам себе: «Нет, не убирай, верни их, верни свои руки обратно! Касайся меня, ласкай меня… люби меня…». Но Эклз уже закрывался, уходил в себя, и, судя по выражению его внезапно заострившегося, ставшего пустым лица, опять некстати напомнившего Падалеки Дина, только элементарная мужская гордость удерживала сейчас Дженсена от того, чтобы не уйти, не сбежать без объяснений из кухни, а может, и из жизни Джареда! То есть они, конечно, останутся рядом, пока в этом или в следующем году не закончатся съемки сериала, но вот их взаимоотношения… да после сегодняшней попытки перейти Рубикон у них даже прежнее подобие дружбы изобразить не получится… Вообще больше ничего не получится!
Моменты истины случаются в жизни не часто, даже если у тебя этих самых жизней вроде как две, и Джаред слишком многие из них проебал по собственной глупости, чтобы не понять сейчас – это действительно его последний шанс, во всех смыслах. Можно сомневаться, можно даже пожалеть потом, разругавшись в лучших семейных традициях и набив друг другу морду. Но если он позволит сейчас Дженсену уйти, черт, да просто сказать, что он там собирается, мучительно подыскивая слова, то это и впрямь будет все. Конец.
Джаред рванулся, не думая и не рассуждая, дернул на себя Дженсена, буквально всасываясь в его совершенные губы, как мечтал, ну, может, и не с первого взгляда, но где-то очень к тому близко. Ошарашенный, явно не ожидавший такого поворота событий, Эклз слабо пискнул Падалеки в рот, неуклюже взмахнув руками и чуть не отдавив ему ногу, но, слава Богу, и не подумал возражать или сопротивляться, хотя после того, что Джаред перед этим ляпнул, он бы не удивился, ответь ему Дженсен на поцелуй хорошим хуком справа. Но если Эклз и был обижен, зол или что там положено чувствовать, когда тебе чуть не дали от ворот поворот, потрясая перед носом рукой с обручальным кольцом, это выразилось лишь в еще большем напоре и жадности, с которыми он буквально набросился на Падалеки, с места в карьер возвращаясь к тому, на чем закончил, когда Джареда посетила «гениальная» идея упомянуть Женевьев: одна рука у него в волосах, другая на голой заднице.
Дженсен вообще сегодня малость походил на сексуального маньяка — наверно, виной тому были стресс, алкоголь и пресловутое «дорвался», хотя, черт его знает, конечно, как он обычно ведет себя наедине с женщинами, и что там его партнершам нравится. Но Джаред-то девчонкой точно не был и за редким исключением предпочитал, цитируя героиню их сериала, «дикий, необузданный секс», так что этот незнакомый Дженсен не просто его возбуждал — от него рвало крышу, отказывали тормоза, а изнутри поднималось что-то голодное, темное и всепоглощающее, почти как вспыхнувшая внезапно жажда крови. О да, привет «Дню святого Валентина», декорации, к слову, как раз подходящие. Кухня, холодильник за спиной… Молодец, Падалеки, возьми с полочки пирожок за самую несвоевременную и идиотскую мысль!
Смешок, зародившийся у Джареда в груди, перерос в придушенный стон, когда Дженсен, отклонившись назад, с улыбкой инкуба на лице сорвал с себя футболку и, пройдясь по телу Падалеки таким взглядом, будто и впрямь хотел съесть его живьем, потянул вверх и джаредову майку. В очередной раз изобразив рыбку-губошлепа, Джей ринулся ему помогать, но работа в четыре руки далеко не всегда ускоряет процесс, особенно если эти самые руки дрожат от возбуждения, сердце колотится, как сумасшедшее, а бедра сами собой подаются вперед, за неимением лучшего трахая воздух. В результате, футболка благополучно запуталась у раздосадованного Джареда на локтях. Конечно, он без проблем стянул бы ее парой рывков, но Дженсена, кажется, всерьез заводили все эти игры в доминирование-подчинение, так что он просто перехватил запястья Падалеки и, заставив его поднять руки над головой, с силой вжал их в дверцу навесного шкафчика, расположенного над холодильником. Беспомощность, естественно, была мнимой, но мысль, что Дженсен удерживает его, приятно будоражила, отзываясь где-то глубоко внутри стрелками удовольствия.
Но задуматься о внезапно прорезавшемся в нем пристрастии к БДСМ у Джареда просто не было возможности: фиксируя его предплечья одной рукой, второй Эклз взялся за пояс своих боксеров, и Падалеки буквально застыл, зачарованно наблюдая, как ползет по бедрам Дженсена вниз, а потом соскальзывает на пол эта последняя преграда между ними. Ну, то есть формально последней было его собственное белье, но Эклз очень быстро решил эту проблему, и, переступая с ноги на ногу, чтобы окончательно избавиться от болтающихся на щиколотках трусов, Джаред только и мог таращиться расширившимися глазами на полностью обнаженного Дженсена, чувствуя себя при этом то ли перепуганной девственницей, то ли счастливчиком, выигравшим в лотерею целое состояние.
Не то чтобы они раньше не видели друг друга голыми, но как-то все мельком, избегая откровенно пялиться, чтобы элементарно не запалиться! И все, что Джаред успел рассмотреть украдкой во время совместных посещений туалетов и душевых, так это что Дженсен природой отнюдь не обижен. Однако при ближайшем рассмотрении такая характеристика оказалась чудовищным преуменьшением, даже с поправкой на стояк. Джаред и сам был хорошо оснащен, но, черт, Дженсен ведь недаром как-то пошутил в прошлом году, что из гигантора-Сэмми теперь можно выкроить полтора Дина. Но оказалось, что… не везде!
Впрочем, завидовать или комплексовать было глупо, особенно теперь, когда Джаред оказался, если можно так выразиться, заинтересованной стороной, но, вот незадача, как раз эта потенциальная «заинтересованность», а точнее, оборотная ее сторона и портила Падалеки всю малину. Поведение Эклза как-то не оставляло сомнений, кто сегодня окажется сверху, если дело все же дойдет до настоящего секса, и хотя в теории Джаред был только за, всеми, хмм, пятью конечностями, то на практике ему надо было морально подготовиться, прежде чем позволить Дженсену засунуть в себя эту штуку.
А вот в руках он бы ее с удовольствием подержал, да! Как и все остальные части этого восхитительного тела, кстати. Если бы только Эклз его отпустил…
Но уже через секунду Джареду стало все равно, удерживает его Дженсен или нет, Господи Иисусе, да он собственное имя забыл, превратившись во всхлипывающее от наслаждения, истомившееся нечто, когда Эклз перестал, наконец, изображать эксгибициониста и вжался в Джея всем телом, снова целуя его с такой жадностью и исступлением, словно это было все, чего Дженсен всегда хотел. Его жажда, его Голод. Истинная, неизбывная потребность… Хотя, может, так оно и было, на самом деле, просто когда братья встретились с Всадником, желание Дина ничего не чувствовать оказалось немного сильнее – слишком глубокие раны оставил в его душе Ад. Но теперь-то все изменилось, перевернулось с ног на голову, и пусть на смену старым проблемам пришли новые, здесь и сейчас никому уже не было до них дела. Если до этого момента у Джареда еще и оставались какие-то сомнения насчет происходящего, то стоило Дженсену прильнуть к нему кожа к коже, потираясь и урча, словно большой кот, вдавиться в пах распаленной плотью, как Джей окончательно поплыл, забив не только на неизбежное завтрашнее «И каким местом я думал?», но и на животрепещущие еще минуту назад «Что?», «Куда?» и «Как, черт возьми, ЭТО во мне поместится?!». Сейчас он готов был позволить Дженсену все что угодно, даже разложить себя на столе и трахнуть.
К слову, когда Эклз вдруг отстранился, с каким-то неудовлетворенным, гортанным стоном оглянулся и потянул Джареда к кухонной стойке, с грохотом отодвигая ногой стул, тот грешным делом решил, что именно этим Дженсен и планирует заняться. Избавляясь, наконец, от порядком доставшей его футболки на запястьях, Падалеки с сомнением посмотрел на гладкую твердую поверхность. М-да, не так он себе представлял себе свой первый раз! Но с другой стороны, когда это «первые разы» вообще соответствовали фантазиям? К тому же, уж лучше спиной на столе, чем мордой в дверцу шкафчика… Хотя там опять же холодильник под рукой, а в нем масло трех сортов. Дурдом, конечно, но ничего более похожего на смазку на кухне все равно не наблюдается.
Но, как оказалось, у Дженсена были совершенно другие планы, и если раскинувшийся на ближайшей горизонтальной поверхности Джаред туда и входил, то отнюдь не первым пунктом. Падалеки и пикнуть не успел, как его бесцеремонно развернули, подхватили под задницу и рывком усадили на край высокого барного стула, сидение которого находилось как раз на уровне бедер Эклза. В отличие от пресловутой стойки, кстати. Облизав губы, Дженсен вклинился между раздвинутых джаредовых колен, положив ладони ему на талию так, чтобы поглаживать большими пальцами выступающие подвздошные кости, и Падалеки, довольно хмыкнув, обхватил Дженсена ногами, притягивая его поближе к себе.
– Дженс, а ты мне с девчонкой не путаешь? – с придыханием прошептал он Эклзу на ухо, легонько прихватывая зубами мочку. Боже, перекатывать на языке этот нежный комочек плоти было, все равно что смаковать изысканнейшее лакомство.
– Не думаю, – «в отместку» куснув Джареда за нижнюю губу, Дженсен переместил руки ему на ягодицы и снова притиснул вплотную к себе, вырвав у Падалеки захлебывающийся вскрик, когда их напряженные члены оказались прижаты друг к другу между влажных от пота разгоряченных тел.
Твою мать! Если он думал, что это раньше был чистый незамутненный кайф, то сейчас Джаред попал никак не меньше, чем на седьмое небо, заброшенный туда судорогой острого удовольствия взорвавшегося в паху огненным шаром. Еще чуть-чуть, и он бы кончил, как подросток, дрожа и выгибаясь в объятиях Дженсена, пока тот поочередно облизывал ямочки у него на щеках и впадинку на подбородке. Но, черт, это было слишком рано, слишком быстро, и Джаред придержал себя отчаянным усилием воли, уже сам набрасываясь на губы Дженсена, танцуя языком на кромке зубов, щекоча небо и все глубже и глубже проникая ему в рот. К тому же, теперь Эклз не удерживал его, и Джей наконец-то смог обнять его, скользнуть руками по гладким литым мышцам спины и непривычной на ощупь твердости мужских ягодиц, с рваным вздохом вымешивая это богатство пальцами, в точности в такт ритмичным тягучим движениям Дженсена, теревшегося о пах Джареда, снова и снова яростно выстанывая ему в губы: «Мой, мой, мой… Мой Джей!».
В первый раз Падалеки даже шепнул согласно: «Твой, только твой», но ему как-то резко стало не до того, потому что он понял наконец или, вернее сказать, прочувствовал, зачем Эклз взгромоздил его на стул. Джаред и не осознавал, насколько мешала им разница в росте, пока Дженсен не ликвидировал ее со свойственной ему, как оказалось, даже в сексе практичностью. Это Джею в его нынешнем состоянии «все мозги стекли в яйца» соображалки хватило бы разве что согнуть немного колени и сползти по дверце холодильника вниз, а Эклз, хоть и одурел от желания почище него самого, подошел к решению проблемы с фантазией. Теперь они соприкасались по всей длине — каждым чертовым дюймом, члены влажно скользили, зажатые животами, и чем сильнее Падалеки притягивал к себе Дженсена, буквально окольцевав его ногами, чем отчаяние вжимался в него промежностью, прессом и грудью и лихорадочно шарил по телу Эклза руками, ища более тесного контакта, тем быстрее и туже сворачивалась у него внутри спираль возбуждения. В паху горело, распирало и дергало, отдаваясь до кончиков пальцев, как и всегда, когда на грани разрядки удовольствие достигает наивысшей точки, превращаясь почти в муку.
Кажется, Дженсен тоже балансировал где-то на «Черт, ну, давай же… еще чуть-чуть», потому что ему, как и Джареду, было уже не до поцелуев. Они лишь слепо тыкались губами, слизывая с кожи партнера капельки пота, и отчаянно хватались друг за друга, царапаясь и до синяков вминаясь пальцами в плоть, будто старались удержаться, хотя как раз сейчас им обоим больше всего на свете хотелось отпустить это стонами рвущееся из груди напряжение, сорваться, наконец полностью отдавшись на волю чувств и инстинктов. Когда Дженсен ни с того ни с сего опять отодвинулся, Джаред едва не завопил от разочарования, попытавшись пришпорить его пятками, но Эклз лишь шало ухмыльнулся, пряча под ресницами пьяный, плывущий от страсти взгляд, и просунул между ними руку. Ахнув, Джей выгнулся, беспорядочно толкаясь в обхватившую оба их члена шершавую ладонь, потянулся, чтобы сжать с другой стороны своей, но Дженсен вдруг как-то вывернул запястье, усиливая захват, дернул несколько раз: грубо, жестко, пожалуй, даже немного чересчур, на вкус Джареда, однако как раз сейчас это было именно тем, чего им обоим не хватало.
Эклза скрутило первым, Падалеки – пару секунд спустя, как будто волны мучительного наслаждения, заставлявшие Дженсена извиваться и всхлипывать в его руках, уткнувшись лицом в плечо, перетекли в самого Джареда: хлынули потоком воды из прорванной плотины, ослепили, вышибли дух, скручивая мускулы живота в тугой жгут, еще и еще, пока не стало невозможно больше. Пока нарастающее концентрирующееся в одной точке жидкое пламя оргазма не охватило все тело, заставляя Джареда запрокинуть голову в немом крике и до боли вцепиться свободной рукой в собственные волосы, когда Эклз, кончая, прихватил зубами кожу у него на плече. Сильно, глубоко. Словно ставя на нем свою метку. Мой Джей! Мой… Джаред услышал, как Дженсен сдавленно стонет, практически обвисая на нем, сам содрогнулся в последний раз и, кажется, на несколько секунд потерял сознание. Хорошо хоть стул под ним оказался с достаточно высокой спинкой, так что на пол никто не свалился. Достойное бы получилось завершение вечера, ничего не скажешь!
Джаред очумело моргнул, начав все-таки заваливаться набок, и в свою очередь уцепился за обнимавшего его Дженсена, словно ленивец – руками и ногами. Хорошо хоть Эклз, уже успевший более-менее очухаться, как обычно, не подкачал и, вовремя утвердившись на своих двоих, привычно удержал навалившуюся на него двухсотфунтовую тушку Падалеки. Расслабленно вздохнув, Джаред благодарно потерся щекой о стриженную макушку Дженсена и позволил себе опять растечься до амебоподобного состояния.
Вялый, еле работающий мозг краем отметил, что эндорфины в крови потихоньку растворяются, и укус на плече начинает горячо и неприятно дергать, однако подобная мелочь едва ли могла нарушить разлившуюся по телу Джареда блаженную сытую истому, не говоря уже о полузабытом ощущении счастья, свернувшемся у него в груди пушистым котенком. Где-то там же, на задворках сознания, скользнула, разумеется, мерзкая и холодная, как ползучая змея, мысль, что все это слишком хорошо, что так не бывает, во всяком случае не с ними, и Падалеки заранее предчувствовал, что завтра с утра реальность, как водится, лягнет его копытом в лоб, заставив жестоко расплатиться за проявленную сегодня слабость. Но пока Дженсен прижимал его к себе, обвив обеими руками, пока водил по щеке кончиком носа и перебирал, накручивая на пальцы, чуть влажные завитки волос, Джареду было все равно, что случится на следующий день. Да хоть Конец Света!
– Еще один повод пожалеть, что мне так и не досталась роль Конана, – пробормотал Джей, с трудом удерживаясь, чтобы ластящимся щенком не податься вслед за перебиравшей его пряди ладонью. – Был бы повод отрастить гриву подлиннее.
– Куда уж длиннее? – фыркнул Дженсен, шекоча дыханием кожу у Джареда на горле, и легонько и, ох ты ж, мать твою, до чертиков возбуждающе потянул, намотанные на кулак локоны. – Не будь ты таким шкафом, Джей, тебя бы точно за девчонку принимали.
– Сказал парень с девчачьими ресницами, – ласково парировал Падалеки, будучи одним из тех избранных, кому буквально с первого дня знакомства с Эклзом дозволялось шутить по поводу его откровенно модельной внешности. Может, из-за того, что, даже несмотря на рост Джареда, Дженсен все равно сезона этак до третьего умудрялся выглядеть гораздо брутальнее, а может, по той же причине, по которой ему прощались бесконечная болтовня, привычка распускать руки и утомительная гиперактивность, только и спасавшая излишне эмоционального Падалеки от постоянных стрессов и нервных срывов. Джаред ведь тоже любил Дженсена и за, и вопреки, с макушки до пят и со всеми его тараканами. И в прошлой жизни, и в этой. Как при импринтинге[1] – с первого взгляда и навсегда, насколько затерто это бы не звучало. – И вообще, Дженс, – опасаясь окончательно скатиться в слюнявую патетику, Джаред слегка поерзал на стуле, весьма демонстративно вжимаясь в Дженсена пахом, – по-моему, мы с тобой уже успели выяснить, что я очень даже мальчик!
По правде говоря, Падалеки ни на что такое не намекал, еще не отдышавшись до конца после первого раза, но если Джей-младший и не был пока готов к новым подвигам, то все остальные части джаредова тела – очень даже. Мышцы знакомо напряглись, сердце тюкнуло невпопад, а руки, мгновение назад лениво гладившие Дженсена по спине, сами собой сползли на ядреные, идеально ложащиеся в ладони ягодицы. Джаред уже начал прикидывать, достаточно ли устойчивы металлические барные стулья, чтобы выдержать сеанс полноценного секса, или же лучше все-таки добраться до спальни, где, к слову, есть презервативы и крем для лица, сгодившийся бы вместо смазки, но Дженсен, неожиданно зевнувший с таким звучным подвыванием, что позавидовал бы и Херли, убил все его надежды на корню:
– Джей, прости, но, кажется, я не осилю сейчас еще один раунд, – шепнул Эклз, прижимаясь губами к шее Джареда, там, где под кожей все сильнее заходилась тонкая жилка пульса. – Глаза закрываются, хоть спички вставляй.
– Да, чувак, старость не радость, – съехидничал Падалеки, тщетно пытаясь подавить вздох разочарования.
Ничего удивительного в сонливости Дженсена, в принципе, не было, особенно, если учесть, сколько порций текилы тот приговорил, да и у теливизора они отнюдь не Кока-Колу хлестали. Но Джаред-то уже настроился взять от сегодняшней ночи все, что только можно, решился, несмотря на вполне ощутимый страх, пойти до конца, и вот теперь такой облом. Ну, Дженсен… А впрочем, тебе же хуже!
– Сучонок, – буркнул Эклз, уже привычно пристраивая голову у Падалеки на плече, и тот снова тяжело вздохнул, неохотно возвращаясь в реальность.
Дженсен его так никогда не называл, только Дин, и мысль об этом неизбежно потянула за собой ворох других, куда менее приятных: о скором возвращении к Эклзу памяти, о пасущих их демонах и собственном грядущем квесте а-ля Властелин Колец. Сомнения и страх относительно того, чем же обернется для них с Дженсеном недавний ураган страсти, там тоже присутствовали, но Джаред, совершенно разомлевший и во всех смыслах обнаженный после лучшего в своей жизни секса, сейчас просто не был готов иметь с ними дело. Утром, все утром, а сейчас спать, тем более что глаза здесь слипаются не только у Дженсена.
– Ладно, алкоголик, давай-ка пойдем в постельку, – Джаред шутливо лягнул друга пяткой, и тот с недовольным бурчанием отстранился, похоже, и впрямь успев задремать за те несколько секунд, что Падалеки пытался представить себя Скарлетт О‘Харой, кажется, искренне вершившей, что утро вечера мудреней.
Выпустить Дженсена из объятий оказалось так же трудно, как резать по живому, но Джаред недолго мучился этой фантомной болью – Эклз, передвигавшийся по кухне, словно лунатик, кажется, даже глаз не открывая, наклонился за валявшимися на полу боксерами, и Падалеки, как раз собравшемуся слезть со стула, пришлось срочно пристраивать свой зад обратно, ощущая предательскую слабость в коленях и наливающуюся жаром тяжесть в паху. Открывшийся ему вид… О, черт, если они с Дженсеном каким-то чудом все же разберутся со своими отношениями, вопрос, кто в первый раз будет снизу, однозначно подлежит пересмотру!
Поспешно отведя взгляд, пока не досмотрелся до очередной проблемы, которую, судя по включенному Дженсеном автопилоту, придется, как в былые времена, решать вручную, Джаред таки соскочил на пол с грацией новорожденного жирафа и по примеру напарника потянулся за бельем. Впрочем, оделся он все равно быстрее, чем сомнамбула-Эклз, едва не грохнувшийся на пол, чуть не запутавшись в собственных трусах, а футболками ни тот, ни другой заморачиваться не стали и, не сговариваясь, вытерлись ими, побросав после этого на спинки стульев. Искать сейчас бумажные полотенца или еще какую хренотень? Нее…
Джаред щелкнул выключателем, и кухня, точнее, вся квартира погрузилась во мрак, хотя свет ночного города, пробивавшийся сквозь щели в неплотно задвинутых жалюзи, все же позволял разглядеть очертания предметов и даже сонное лицо Дженсена, поджидавшего Падалеки в дверях. Полуприкрытые зеленые глаза загадочным образом светились в темноте, словно их обладатель и впрямь был большой кошкой. Пожалуй, фанаты все же не зря сравнивали Эклза с этой своевольной зверюгой – он, как никто, мог быть милым, нежным и ласковым, а в следующую секунду уже шипеть и выпускать когти. Джареду оставалось только надеяться, что завтра утром ему не придется испытать последние на себе. Послеоргазменный дурман окончательно развеялся, и он все сильнее ощущал смущение и неловкость – неизбежные следствия спонтанного, с пьяных глаз, секса. Сейчас Джей почти жалел, что не выпил еще пару стаканов текилы — может, тогда он, как и Дженсен, был бы способен думать лишь о том, как бы забраться, наконец, в первую попавшуюся постель и отдаться объятиям Морфея.
Кстати, когда Эклз остановился вдруг у дверей гостиной, расположенной к кухне гораздо ближе, чем спальня, Падалеки не на шутку испугался, что Дженсен и в самом деле настолько пьян, что ему уже все равно, где упасть, и, главное, наплевать, будет ли там рядом с ним Джаред. Сопли в сахаре, конечно, но, черт, кинестетик по натуре, он нуждался в «обнимашках-целовашках» даже после случайного перепиха, а вот так взять и разбежаться по разным койкам после того, что у них было с Дженсеном… В груди щемяще заныло, но, к счастью, прежде чем растянуть губы в резиновой улыбке и ляпнуть какую-нибудь глупость, Джаред успел перехватить бегающий взгляд любимых глаз, и, слава Богу, в коридоре оказалось достаточно светло, чтобы разобрать их выражение. Похоже, Эклз, который навеселе обычно чувствовал себя круче вареных яиц, сейчас был растерян не меньше Джея, не зная куда податься: то ли в собственную постель, как и подобает не признающему сантиментов «настоящему мужику», то ли в джаредову, как того, кажется, требовало его сердце. Ну, то есть Джаред искренне на это надеялся.
– Не дури, – тихо произнес он и, задержав дыхание, потянул Дженсена за руку в сторону спальни.
Больше ничего связного в голову не шло, но, судя по мягкой, знакомо-незнакомой улыбке на лице Эклза – немного от прежнего Дженсена, немного от Дина и что-то совсем новое, появившееся лишь сегодня ночью – Джаред сказал и сделал именно то, что Эклзу сейчас было нужно. Впрочем, прижать Дженсена к себе, когда они оказались в одной постели, духа ему так и не хватило, но Джей малодушно оправдался перед собой тем, что спать в обнимку помимо того, что романтично, на деле еще и реально неудобно. Ну, знаете там, затекшее до окостенения тело, онемевшие конечности, им прижатые… К тому же, Эклз тоже что-то не рвался его обнимать, хотя у Дженсена-то как раз была хорошая отмазка: он опять отключился, едва коснувшись головой подушки.
Джаред понял, что и сам незаметно проваливается в сон, лишь когда на кровать потихоньку забрались собаки, вот умницы, смывшиеся с кухни еще в самом начале «рейтинговой сцены». Лежавший рядом Эклз крепко спал, чуть приоткрыв влажные, зацелованные губы, и Падалеки вдруг стало глубоко положить на все эти мачистские стандарты. Засыпая, он чувствовал в своей руке ладонь Дженсена, и если Джей и был в чем-то твердо уверен насчет сегодняшней ночи, так это что кошмары Эклзу совершенно точно сниться не будут. Они ведь друг для друга, все равно что «ловцы сновидений» или персональные плюшевые мишки, отгоняющие чудовищ, прячущихся во тьме их собственной памяти.
Так что Джаред был порядком удивлен, когда кошмар ему все-таки приснился, хотя это чувство идентифицировал в себе чуть позже, поначалу попросту погребенный под болью, ужасом, отчаянием и виной, насквозь пропитавшими все никак не отпускавшие его видения сна. Воспоминания Сэма и собственные страхи Джея перемешались в воистину кошмарные образы, но хуже всего было, что он даже не мог точно сказать, кто именно ему снился, Дин или Дженсен. Умирающий, обвиняющий его в предательстве, называющий монстром… Лица этих двоих практически слились у Падалеки в голове, да и не удивительно, в принципе – сходство было действительно потрясающим, как, впрочем, и у него самого с младшим Харрисоном.
Жаль только, что объяснялось это отнюдь не реинкарнацией. Просто они оба, истинные сосуды, что в прошлой, что в этой жизни, были рождены человеческими отражениями двух братьев архангелов: статного инфернально красивого Люцифера с его плащом каштановых кудрей и золотоволосого, более изящного и утонченного Михаила, взиравшего на мир холодными, как лед, изумрудными глазами. О, Сэм вдоволь насмотрелся на них у себя в черепушке, пока подрабатывал мясным костюмом дьявола! А вот в Клетке два прекраснейших из ангелов выглядели совсем иначе: Люцифер, как и положено владыке зла, жутким, крылатым демоном, воплощением кошмаров, а Михаил, не имеющий в Аду конкретного облика, огненным гигантом, похожим на мифического ифрита[2]…
Это Джареду тоже снилось. Как и все, что они там с ним делали.
Нет-нет, я не хочу помнить. Не хочу!
Слегка отдышавшись и заставив себя разжать скрюченные судорогой пальцы, намертво вцепившиеся в одеяло, Джаред в отчаянии взглянул на вторую половину кровати. Дженсена там не было и, судя по тому, как уютно и основательно Сэди и Херли устроились у хозяина в ногах, вместо того чтобы, как обычно, составить компанию проснувшемуся первым Эклзу, его не было не только в спальне, но и вообще в квартире.
_____________________________
[1]Импринтинг (англ. imprint – оставлять след, запечатлевать, фиксировать) – запечатление, быстрая и необратимая форма запоминания, которая представляет собой образование чрезвычайно устойчивых следов в психике и прочных условно-рефлекторных связей после какого-то необычайно яркого эмоционального переживания. Часто имеет сексуальный оттенок.
[2]Ифрит – сверхъестественное (демоническое) существо в арабской и мусульманской культуре. Входят в класс огненных джиннов, известны своей силой и хитростью. Огромные крылатые существа из пламени, мужского и женского пола, которые живут под землей.

Брокеры БО, дающие бонусы за открытие счета:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    № 1 в рейтинге! Гарантия честности, высокий доход! Хороший выбор для начинающих. Бонус за регистрацию счета!

  • ФИНМАКС
    ФИНМАКС

    Разнообразные торговые инструменты для опытных трейдеров!

Добавить комментарий